Курсовая работа»Власть и социальные нормы в первобытном обществе»

МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

                                                                                              «К защите допускаю»

Кафедра

гражданского и государственного                                   ____________________Лебедев А.Ф

права

«__»______________________2008 г.

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Общая теория права»

 

на тему: «Власть и социальные нормы в первобытном обществе»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Студент  группы  №70201

Руководитель            доц. Кафедры Гр. и гос. права                              _______А.Ф.Лебедев

к.юр.н.,доцент

 

 

М и н с к

2008

 

ПЛАН.

 

 

 

   
Введение 3 стр
Глава 1.Характеристика развития научных знаний о первобытном обществе и его периодизации. 7 стр
    Глава 2.Власть в первобытном обществе.

 

14 стр
    Глава 3. Нормативное регулирование в первобытном обществе 20 стр
Заключение 26 стр
Список литературы 27 стр

 

 

Введение

 

Рассматривая первобытное общество, социальное управление (власть) и нормативное регулирование в нем, разные исследователи придерживаются разных концепций по этому вопросу. В этой курсовой работе я попытаюсь проследить эволюцию взглядов на данную тему и постараюсь обширно осветить проблемы, связанные с исследованием этого периода жизни человеческого общества.  В ведении я хотела бы дать осветить основные моменты развития и становления первобытного общества, дать общую характеристику и дать дефиницию основным понятиям и определением.

 

Первобытное общество представляет собой догосударственный этап истории человечества. Последние археологические изыскания позволяют утверждать, что человек разумный сформировался как вид около 200 тысяч лет назад. Именно с этого момента можно говорить об истории первобытного общества.

 

Периоды развития первобытного общества:

 

1)    ранний период (эпоха праобщины).

 

На данном этапе происходит преодоление остатков животного состояния, завершение биологического развития, начало социального развития. В этот период люди жили малыми родственными группами по 20-30 человек, вели кочевой образ жизни. Основной способ поддержания материального существования – охота и собирательство. Примитивные орудия труда.

 

2)    средний период (эпоха родовой общины).

 

Постепенное укрупнение общества, формирование родовых общин. Родовая община – социальное образование, основанное на кровнородственных связях, в котором каждый член общины выполняет определенную социальную функцию на благо всей общины. Родовая община –  это коллектив родственников.

 

Для родовой общины характерна половозрастная специализация труда. Происходит переход от полигамии к экзогамии (запрет на браки внутри рода), запрет инцеста. Появление межродовых связей и родственных родов, объединенных в племена, фратии.

 

3)    поздний период (эпоха соседской общины)

 

Происходит дальнейшее усложнение социальной жизни. Появление новых форм хозяйствования (земледелия, скотоводства, ремесла). Формируются предпосылки возникновения государства.

 

Переход к новым формам хозяйствования – появление земледелия, скотоводства, позднее ремесла (три общественных разделения труда). Формирование зачатков производящей экономики.  Переход к моногамии (появление семьи). Появляются обменные отношения и зачатки торговли.

 

Органы управления  первобытной общине:

 

—   собрание взрослых членов рода (как правило – воинов)

 

—   вождь (глава рода) избирался на собрании рода

 

—   старейшины

 

—   военный предводитель

 

—   жрецы.

 

Половозрастное разделение труда предполагает, что каждый взрослый член общины выполнял определенную социально-полезную функцию. Это определяло известный демократизм властных отношений.

 

В эпоху соседской общины власть приобретает новые характеристики, отчасти схожие с властью государственной.

 

Появляется такая форма власти как вождество (chiefdom).

 

Вождество – тип социальной организации, состоящий из группы общинных поселений, иерархически подчиненных центральному, более крупному из них, в котором проживает правитель (вождь).

 

Отличие от военной демократии:

 

1)народ отстраняется от непосредственного управления. Вождь и его окружение  организуют экономическую, распределительную, судебную и религиозную деятельность общества.

 

2) Более четко просматривается иерархия поселений и родов (вертикальное подчинение).

 

3)  Появление зачатков управленческого аппарата, бюрократии.

 

4)  Тенденция к сакрализации (обожествлению) личности вождя.

 

Уже в первобытном обществе начинает формироваться социальные нормы, регулирующие поведение общинников. Для данных норм были характерны следующие черты:

 

1)  статичность социальных норм, их стабильность на протяжении длительного времени.

 

Неизменность социальных нормы первобытного общества связано с стабильностью общественных отношений.

 

2)  недифференцированность социальных норм.

 

Нормы выполняли не только регулятивную, но и оценочную функцию, а также имели сакральный характер. Нормы первобытного общества как бы одновременно являлись и обычаями, и нормами морали, и религиозными нормами.

 

3) отсутствие письменной фиксации.

 

Устный характер норм, которые передавались из поколение в поколение, тем самым поддерживая преемственность.

 

4) выражали общественный интерес.

 

Нормы первобытного общества регулировали в основном три круга общественных отношений:

 

1) отношения внутри рода, между родом и индивидом (отношения власти, распределения обязанностей и пр.)

 

2) межродовые отношения (брачно-семейные, союзы племен, взаимопомощь и пр.)

 

3)  экологические отношения (действия человека по отношению к природе). Закреплялась тотемная система. Тотем – это идеализированное существо, покровитель рода, как правило животное.

 

Преобладающие способы регулирования – запрет и дозволение. Обязывание в зачаточном состоянии.

 

Среди запретов преобладали ТАБУ.

Табу – это запрет подкрепленный страхом наказания потусторонними силами, священный запрет (убийство, инцест, людоедство и пр.)

 

Формы закрепления норм первобытного общества:

 

А) ритуал – это правило поведения, в котором внешняя форма исполнения определенных действий способствует общему настрою  на совершение совместной деятельности.

 

Б) обряд – это правило поведения, заключающееся в символических действиях, глубоко проникающих в психику  конкретного человека и преследующих идеологические (воспитательные) цели  (например, обряд инициации).

 

В) миф – предание, сказание о Богах, духах, героях, первопредках, объясняющее существующий миропорядок и рекомендующее определенное поведение.

 

Г) обычай —  правило поведения, сложившееся исторически на протяжении жизни нескольких поколений, ставшее всеобщим и обязательным в результате многократного повторения.

 

Д) нормы морали. [1, стр 25-31]

 

Глава 1. Характеристика развития научных знаний о первобытном обществе и его периодизации.

 

Наука о первобытном обществе возникла во второй половине XIX в., хотя попытки проникнуть в отдаленное прошлое человека делались еще в эпоху античной Греции и Древнего Рима. Мыслители этого периода познание окружающего мира во­обще и архаичной эпохи человеческого общества, в частности, осуществляли в рамках единой тогда универсальной науки -философии. Например, греческий философ Демокрит (V в. до н.э.) говорил, что люди выделились из царства животных. Не­обходимость добывать себе пищу, укрываться от непогоды заставляла людей совершенствовать способы борьбы с природой за свое выживание. Демокрит восстанавливал картину первобытно­го состояния людей на основе анализа жизни современных ему «варварских» племен (Термин «варвар» происходит от греческого барбарос. Так древние греки, а затем и римляне называли всех чужеземцев, говоривших на непонятном дл: них языке.). Величайший римский философ Лукреции Кар (I в. до н.э.) в своем произведении «О природе вещей» подвергает критике мифы и легенды о «божественной природе вещей» и утверждает, что от каменных орудий труда человек перешел к медным и бронзовым, а затем — к железным. Лукреций

отрицает бессмертие души и вмешательство богов в развитие Вселенной.

Однако мировоззрение античных мыслителей было ограниченным. Все они сходились на извечности системы рабства: все, кто не грек и не римлянин,— варвары, «рабы по природе». В античную эпоху шло накопление и конкретных этнографических знаний. Большой ценности материал содержится в грудах древних авторов (Геродота, Страбона, Цезаря, Тацита и др.). Их, живших в условиях рабовладельческого общества, поражало отсутствие частной собственности у ряда «варварских» народов, народовластие, мягкое обращение с рабами, определение родства по женской линии, употребление скудной пищи и одежды. Древние авторы передали и другие важные зарисовки обычаев, быта и общественной жизни «варварских» племен.

В эпоху средневековья, несмотря на то, что наука была поставлена на службу богословию, постепенно накапливались рациональные этнографические знания об обитателях Земли. Полезные сведения мы находим в китайских и европейских хро­никах, в сообщениях передне- и среднеазиатских путешественников IX-XV вв. Большое значение имеют данные арабского географа и путешественника X в. Ион-Фадлана, который посетил Восточную Африку, Индию, Китай, Яву, Ирак, Сирию, Восточную Европу. И для современных исследователей исключительную ценность представляют оставленные Ион-Фадланом описания общественно-политической жизни государств Кавказа, Крыма, Хазарского и Булгарского царств.

Важные сведения содержатся в древнеславянской «Повести временных лет» (начало XII в.), где дается конкретное описание народов, живших на восточно-европейской равнине.

С конца XV в. начинается эпоха географических открытий, являющихся новым этапом в накоплении фактического материала о жизни людей на Земле. Кругосветные путешествия, проникновение европейцев в глубь материков дали обширный материал о первобытном состоянии обитателей островов Тихого океана, Америки, Африки, Австралии и др.

С накоплением этнографического материала в новое время появляются первые работы, в которых воссоздается картина жизни людей в прошлом. Среди прогрессивных западно-европейских ученых первой половины XVIII в. следует назвать Ж.Лафито, написавшего работу «Обычаи американских дикарей в сравнении с обычаями древних времен» (1724 г.). Лафито, используя доступный ему конкретно-исторический материал, дал научную характеристику родового строя североамериканских ирокезов и гуронов, отметив у них господство женщин. Путем сравнительного анализа знаний о жизнедеятельности названных племен ученый пришел к выводу о широком распространении матриархата у первобытных людей. Но эта уникальная работа Лафито в XVIII в. была почти единственной.

В XVIII в. наука об истории первобытного общества начала развиваться и в России. После создания Академии наук в Российской империи организуется ряд этнографических экспедиций. Большую ценность представляют работы С.П.Крашенинникова о населении Камчатки. В его книге «Описание земли Камчатки» (1755 г.) содержится реалистическое описание жизни ительменов. Работа Крашенинникова является важнейшим источником по материальному производству, культуре и истории камчадалов. Она была высоко оценена современниками, в частности М.В.Ломоносовым.

В 1775 г. вышла в свет монография известного юриста и социолога, профессора права Московского университета С.Е.Десницкого «Слово о происхождении и установлении супружества у первобытных». В своей работе ученый тесно связал развитие семьи с зарождением и развитием собственности, чем на сто лет опередил западную и американскую науку.

Большое значение сбору и изучению этнографического материала придавали передовые русские ученые XIX в., объединившиеся в Русском географическом обществе (К.М.Бэр, П.П.Семенов-Тян-Шанский, Н.М.Пржевальский, Н.Н.Миклухо-Маклай и др.). Материал ими собирался не только на территории Российской империи, но и за рубежом.

Наряду с накоплением этнографического материала шло постепенное развертывание и археологических исследований, которые сыграли огромную роль в становлении истории первобытного общества как науки.

В 1836 г. датский археолог Х.Томсен разделил всю первобытную «дописьменную» эпоху на три периода, взяв за основу природный материал: камень, бронзу, железо, из которого изготовлялись орудия труда. Деление первобытной истории на каменный, бронзовый и железный периоды делалось и до Томсена, но это были догадки, предположения (Лукреций Кар и др.). Заслуга Томсена состоит в том, что он обширным археологическим материалом доказал правильность этой гипотезы. Другой датский археолог Й.Ворсо расширил систему Томсена, а также открыл новый способ, позволяющий по обряду погребений определить относительную хронологию найденных в захоронениях зещей. Благодаря практическим и историческим изысканиям Томсена и Ворсо археология становится научной дисциплиной.

Последователь Ч.Дарвина французский ученый Г.Мортилье разделил каменный век по типу орудий (от простых к сложным) на несколько периодов (типов культур), дал им названия по месту находок («шелль», «ашель», «мустье», «солютре», «мадлен») и наметил приблизительные даты каждого периода. Дальнейшие открытия заставили внести в периодизацию Мор-тилье дополнения и уточнения.

В 1861 г. появилась книга швейцарского историка права И.Баховена «Материнское право», в которой автор впервые доказал, что «материнское право» предшествовало «отцовскому», и тем самым опроверг патриархальную теорию Аристотеля, согласно которой первые люди жили семьями, где владыками были мужчины. Баховен впервые ставит на научную основу проблему промискуитета, обосновывает первую стадию неупорядоченных отношений между полами, или эпоху «гетеризма», как он ее назвал, через которую прошли все без исключения народы.

В 1877 г. появилась работа американского ученого Л.Моргана «Древнее общество». Заслуга автора состоит в том, что он открыл родовую организацию, предшествовавшую государству, показал место рода внутри племени. Морган предложил также периодизацию первобытного общества по ступеням культуры. Оставаясь на позициях эволюционной школы, Морган близко подошел к материализму. Он доказал универсальность исторического развития от матриархата к патриархату, от коллективных форм собственности к частной. Морган нарисовал картину развития семейных отношений, форм брака, показал, что моногамия появляется на конечной стадии развития первобытного общества. Впоследствии многие положения Моргана устарели (например, периодизация), некоторые приобрели локальную значимость и применимость, отдельные оказались ошибочными;

подвергается обсуждению проблема возникновения матриархата и патриархата. Тем не менее выводы Моргана сумели укорениться в сознании ряда последующих поколений ученых, и их) следы мы находим повсюду. Что же касается марксизма, то тут они получили неоспоримое признание.

В свое время работа Л.Моргана «Древнее общество» особо высоко была оценена Ф.Энгельсом. «Всякому ясно,— писал классик марксизма,— что тем самым открывается новая эпоха в разработке первобытной истории. Род, основанный на материнском праве, стал тем стержнем, вокруг которого вращается вся эта наука; со времени его открытия стало понятно, в каком направлении и что следует изучать и как нужно группировать полученные результаты

Эти идеи Ф.Энгельс реализовал в своей книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884 г.), которая была написана на основе обобщения данных науки кон­ца XIX в. [2, С.223]

Важная заслуга в разработке ряда вопросов первобытной истории, в том числе происхождения государства, принадлежит советским ученым: П.П.Ефименко, А.И.Першицу, А.Л.Монгайту, С.П.Толстову, А.П.Окладникову, М.М.Герасимову и многим другим.

Большой этнографический материал, проливающий свет на да­лекое прошлое, собран также учеными-белорусами второй половины XIX — начала XX вв. Особенно следует отметить работы И.И.Носовича, П.В.Шейна, Е.Р.Романова, Е.Ф.Карского, М.В.Довнар-Запольского и др. Например, П.В.Шейн и Е.Ф.Карский собрали большое количество белорусских народных песен. И.И.Носович и Е.Р.Романов проделали огромную работу по составлению словаря белорусского языка, по сбору фольклорно-этнографического материала. Е.Р.Романов одновременно занимался антропологическими и археологическими исследованиями. В музее антропологии и этнографии им. Петра I АН Российской Федерации находится свыше 2 тыс. предметов из раскопок Е.Р.Романова. М.В.Довнар-Запольского интересовала социально-экономическая тематика (особенно важны работы по изучению «дворищ» белорусов). Изучал он семейный быт, в частности белорусскую свадебную обрядность, а также обычное право и др.

В годы Советской власти значительный вклад в исследование первобытного общества и зарождение государства на территории современной Беларуси внесли А.Н.Лявданский, К.М.Поли-карпович, Л.Д.Поболь, Г.В.Штыхов, В.К.Бондарчик и др. Некоторые из них трудятся на поприще белорусской науки и в настоящее время.

После краткого историографического обзора становится понятным, что для изучения первобытного общества, происхождения государства и права ученые используют самые разнообразные источники, которые исследуются различными общественными и естественными науками. Однако наиболее важными из них являются: археология, этнография, антропология, языкознание, фольклор, геология и др.

Первое место среди названных дисциплин принадлежит археологии — отрасли исторической науки, добывающей и исследующей древние и средневековые вещественные памятники, известные под названием «культур». Под археологической культурой понимается группа памятников (поселений, могильников и др.), объединенных одним временем, общей территорией и одинаковыми характерными чертами. На основании изучения орудий труда, остатков поселений и жилищ, предметов утвари, погребений и других находок археологи восстанавливают жизнь древних людей, их общественную организацию, культуру.

Однако археологические источники недостаточны для всестороннего изучения истории человечества, так как на основании их нельзя полностью проследить все стороны общественной и духовной жизни общества. Этот пробел восполняется данными этнографии (греч. этнос — народ, графо — пишу, т.е. народоописание, или народоведение). В последние годы параллельно с этим названием в специальной литературе все чаще употребляется термин этнология, который определяет этногра­фию как теоретическую дисциплину в отличие от описательной {этнос — народ, логос ~ учение, наука). И тот и другой термин имеют право на существование и могут употребляться в разных контекстах как взаимозаменяемые слова-синонимы.[3,стрЗ.] Этнография изучает жизнь не только культурно «отсталых», сохраняю­щих признаки первобытного состояния, но и высокоразвитых народов, в хозяйстве, быту и культуре которых содержатся пере­житки элементов давно пройденной стадии развития. Особенно много пережитков прошлого сохранилось в свадебных и религи­озных обрядах.

Антропология (греч. антропос человек, логос — учение) всесторонне исследует биологическую природу человека.

Лингвисты, изучая язык народов, устанавливают этимологию слов (греч. этимон — истина, первоначальное значение), происхождение отдельных названий, их родство со словами данного языка и языка других народов. Таким путем вырисовываются некоторые стороны исторического прошлого людей.

Для исследователя, изучающего первобытное общество, важно не только найти и проанализировать источники, но и установить место и время их появления. Иначе говоря, история первобытного общества, как и вообще вся история, немыслима без хронологии. В курсе истории первобытного общества исследователи применяют два вида хронологии: абсолютную и относительную. Абсолютная хронология с большей или меньшей точностью указывает время того или иного события (тысячелетие, век, год, месяц). При изучении истории первобытного общества большее значение имеет относительная хронология. Она устанавливает последовательность событий, или соотношение их во времени. Единицы измерения относительной хронологии крупные (сотни и десятки тысячелетий). По относительной хронологии, например, составлена периодизация истории земной коры и периодизация истории первобытного общества. Для изучения процесса разложения первобытно-общинного строя и происхождения государства особенно важно знание относительной хронологии, так как она позволяет сделать весь материал легко обозримым. Периодизация устанавливается на основе анализа и систематизации всего научного материала. Например, особую методологическую ценность представляет для теории государства и права периодизация, базирующаяся на новых данных археологии и выделяющая в качестве одного из основных рубежей развития первобытного общества «неолитическую революцию» (неолит — новый каменный век).

В целом вопрос о периодизации истории первобытного общества остается сейчас одним из сложных в науке. С каждым десятилетием накапливается новый материал, который ломает принимавшиеся схемы и построения, рождает новые гипотезы в решении проблемы первобытной истории.

Так, моргановская периодизация с двумя большими этапами истории первобытного общества — «дикостью» и «варварством», каждый из которых поделен на три ступени (низшую, среднюю и высшую) — сыграла большую роль в развитии науки, но в настоящее время устарела и не соответствует новым данным археологии и этнографии. Она страдает механичностью, новые факты не укладываются в ее рамки. Хотя в основу деления на периоды Л.Морган положил успехи в области материального производства, по мере накопления нового материала оказалось, что некоторые из них не являются универсальными. Например, лук и стрелы, характерный признак (по Моргану) для «высшей ступени дикости», не были известны полинезийцам, хотя последние были более развитыми, чем меланезийцы, которые пользовались этим оружием. «Высшая ступень варварства», т.е. состояние общества накануне государства, Морганом определялась по такому основному признаку, как плавка железной руды. Однако известно, что ряд народов Древнего Востока пришел к государственности в эпоху медно-бронзового века, т.е. до употребления в производстве железа.

Однако отдельные исследователи и сейчас берут на вооружение схему периодизации первобытного общества Л.Моргана, правда, наполняя ее во многом иным содержанием.

В настоящее время периодизация истории первобытного общества ведется в двух направлениях. Первое основывается на установлении этапов развития средств производства: палеолит (древнекаменный век); мезолит (среднекаменный век); неолит (новокаменный век); энеолит (медно-каменная эпоха); эпоха бронзы и ранний железный век. Как видим, различие между эпохами состоит в способе изготовления орудий труда, в используемом материале и способе его обработки.

В основу второго направления периодизации первобытного общества положены этапы развития общественной организации людей: первобытная стадная община, материнская родовая община, патриархальная родовая община и разложение родового строя.

Первобытная стадная община приходится на время эолита (заря камня), раннего и среднего палеолита. В эпоху позднего палеолита возникает материнский род, дальнейшее развитие которого происходит в мезолите, раннем неолите и полный расцвет — в позднем неолите. В энеолите зарождается патриархат, расцвет которого падает на эпоху бронзы. Период распада родового строя Л.Морган и Ф.Энгельс назвали строем военной демократии. Строй военной демократии относится у одних народов к медно-бронзовому веку, у других — к эпохе раннего железа.

Предложенная периодизация применяется рядом ученых как рабочая гипотеза, но не все исследователи ее придерживаются. Некоторые различают только ранний и поздний палеолит, средний относят к раннему палеолиту (П.И.Борисковский). В связи с тем, что в процессе развития труда шел процесс становления человека как биологической особи, некоторые ученые, в частности Ю.И.Семенов, эпоху первобытного стада называют стадией формирующихся людей, т.е. периодом формирования человеческого общества, а период появления в верхнем палеолите человека современного физического типа называют эпохой родового строя, или началом периода развития человеческого общества. Д.А.Крайнов, в противовес этому делению, отмечает три этапа в развитии человека и общества: первый этап — эпоха становления человека (соответствует началу эолитического времени); второй этап — время возникновения первобытного человека и общества, это дородовая первобытная коммуна (археологически соответствует нижнему и отчасти среднему палеолиту); третий этап — клановая (родовая) организация общества от ее начала до эпохи разложения родового строя (конец среднего и начало верхнего палеолита).

Период разложения родового строя также определен по-разному. Некоторые исследователи называют его эпохой «соседской общины», а строй «военной демократии» как политической организации общества не считают универсальным этапом в развитии каждого народа.

Все это свидетельствует о сложности проблемы периодизации истории первобытного общества и усилиях ученых, направленных на ее разрешение.

Новейшие данные по рассматриваемым проблемам излагаются в опубликованных в последнее время работах западных и отечественных исследователей. В них конкретно-исторический материал подается не в формационном, а в цивилизационном плане. Это тем более важно потому, что классово-формационный подход при изучении человеческого общества был единственным в нашей научной и учебной литературе. Поэтому следует приветствовать и всемерно поддерживать тех авторов, в трудах которых цивилизационный подход в исследовании истории человеческого общества получает все большее признание. [4, стр. 15-35], [5, стр. 28-32]


Глава 2.Власть в первобытном обществе

 

Власть в первобытном обществе не была однородной. Во главе семейно-клановой группы стоял отец-патриарх, старший среди более молодых родственников его поколения и следующих поколений. Глава семейной группы еще не собственник, не хозяин всего ее имущества, которое по-прежнему считается общим, коллективным. Но благодаря своему положению старшего и ответственного руководителя хозяйства и жизни группы он приобретает права распорядителя. Именно от его авторитарного решения зависит, кому и сколько выделить для потребления и что оставить в качестве запаса, для накопления и т.п. Он же определяет, как распорядится излишками, использование которых тесно связано с взаимоотношениями в общине в целом. Дело в том, что семейная ячейка, будучи частью общины, занимает в ней определенное место, а место это, в свою очередь, зависит от ряда факторов, объективных и субъективных.

Проблема ресурсов в общине на раннем этапе ее существования обычно не стоит – земли хватает всем, как и прочих угодий. Правда, кое-что зависит от распределения участков, но это распределение производится с учетом социальной справедливости, не редко по жребию. Другое дело – факторы субъективные, столь ощутимо проявлявшие себя в локальной группе и, пожалуй, еще более заметные в общине, хотя и в несколько ином плане. Одни группы многочисленнее и работоспособнее других; некоторые патриархи умнее и опытнее остальных. Все это сказывается на результатах: одни группы оказываются крупнее, зажиточнее, другие – слабее. Менее удачливые расплачиваются тем, что их группы становятся еще малочисленнее, так как на их долю не достается либо достается меньше женщин – следовательно, меньше и детей. Словом, неизбежно возникает неравенство между группами и домохозяйствами. Оно не в том, что одни сыты, другие голодны, ибо в общине надежно функционирует механизм реципрокного обмена, который играет роль страховки.

В общине всегда есть несколько высших престижных должностей (старейшина, члены совета), обладание которыми не только повышает ранг и статус, домогающиеся их претенденты, в основном из глав семейных групп, должны либо приобрести немалый престиж примерно тем же способом, как это делалось в локальных группах, т.е. посредством щедрых раздач излишков пищи. Но если в локальной группе претендент отдавал добытое им самим, то теперь глава группы мог раздать то, что было добыто трудом всей группы, имуществом которой он имел право распорядится.(Васильев Л.С.)

Таким образом,  Васильев выделяет то, что старейшина имел право распоряжаться ресурсами общины по своему усмотрению, а это в свою очередь говорит о большом авторитете старейшины. Васильев ставит старейшину над другими обитателями общины, а это уже показатель проявления власти.

Говоря об общественном устройстве, власти и управлении в первобытном обществе, необходимо иметь в виду в основном период зрелого первобытного общества, потому что в период распада первобытнообщинный строй и присущие ему власть и управление подвергаются определенным изменениям.

Для общественного устройства зрелого первобытного общества характерны две основные формы объединения людей — род и племя. Через эти формы прошли практически все народы мира, в связи, с чем первобытнообщинный строй нередко называют родоплеменной организацией общества.

Род (родовая община) является исторически первой формой общественного объединения людей. Это был семейно-производственный союз, основанный на кровном или предполагаемом родстве, коллективном труде, совместном потреблении, общей собственности и социальном равенстве. Иногда род отождествляют с семьей. Однако это не совсем так. Род не был семьей в современном ее понимании. Род — это именно союз, объединение людей, связанных между собой родственными узами, хотя в определенном смысле род может называться и семьей.

Другой важнейшей формой общественного объединения первобытных людей было племя. Племя — более крупное и более позднее общественное образование, которое возникает с развитием первобытного общества и увеличением числа родовых общин. Племя — это основанный опять-таки на родственных связях союз родовых общин, имеющий свою территорию, имя, язык, общие религиозные и бытовые обряды. Объединение родовых общин в племена вызывалось различными обстоятельствами, в том числе и такими, как совместная охота на крупных животных, отражение нападения врагов, нападение на другие племена и т.д.

Кроме родов и племен в первобытном обществе встречаются и такие формы объединения людей, как фратрии и союзы племен. Фратрии (братства) — это или искусственные объединения нескольких связанных родственными узами родов, или первоначальные разветвленные роды. Они являлись промежуточной формой между родом и племенем и имели место не у всех, а только у некоторых народов (например, у греков). Союзы племен — это объединения, которые возникали у многих народов, но уже в период разложения первобытнообщинного строя. Они создавались либо для ведения войн, либо для защиты от внешних врагов. По мнению некоторых современных исследователей именно из союзов племен развивались ранние государства.

Роды, фратрии, племена, союзы племен, являясь различными формами общественного объединения первобытных людей, в то же время мало чем отличались друг от друга. Каждая из них – это лишь более крупная, а значит и более сложная форма по сравнению с предыдущей. Но все они были однотипными объединениями людей, основанными на кровном или предполагаемом родстве. [1, стр. 46-47]

Теперь посмотрим, как  Маркс К. и Энгельс Ф. представляли себе власть и управление в период зрелого первобытного общества.[8, стр. 89-93]

Власть как способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность и поведение людей с помощью каких-либо средств (авторитета, воли, принуждения, насилия и т.п.) присуща любому обществу. Она возникает вместе с ним и является его непременным атрибутом. Власть придает обществу организованность, управляемость и порядок. Общественная власть — это публичная власть, хотя нередко под публичной властью подразумевают только государственную власть, что не совсем правильно. С публичной властью тесно связано управление, которое является способом осуществления власти, претворения ее в жизнь. Управлять — значит руководить, распоряжаться кем, или чем-либо.

Публичной власти первобытного общества, которую в отличие от государственной власти часто именуют потестарной (от лат. «potestas» — власть, мощь), присущи следующие черты. Во-первых, она не была оторвана от общества и не стояла над ним. Она осуществлялась либо самим обществом, либо выбранными им лицами, которые никакими привилегиями не обладали и в любой момент могли быть отозваны и заменены другими. Какого-либо специального аппарата управления, какой-либо особой категории управляющих, что имеется в любом государстве, у этой власти не существовало. Во-вторых, публичная власть первобытного общества опиралась, как правило, на общественное мнение и авторитет тех, кто ее осуществлял. Принуждение, если оно и имело место, исходило от всего общества — рода, племени и т.д., — и каких-либо специальных органов принуждения в виде армии, полиции, судов и т.п., которые опять же есть в любом государстве, здесь тоже не было.

В родовой общине как первичной форме объединения людей власть, а вместе с ней и управление, выглядели следующим образом. Основным органом и власти, и управления было, как принято считать, родовое собрание, которое состояло из всех взрослых членов рода. Оно решало все важнейшие вопросы жизни родовой общины. Для решения текущих, повседневных вопросов оно выбирало старейшину или вождя. Старейшина или вождь избирался из числа наиболее авторитетных и уважаемых членов рода. Никакими привилегиями по сравнению с другими членами рода он не обладал. Как все, он принимал участие в производственной деятельности и, как все, получал свою долю. Его власть держалась исключительно на его авторитете и уважении к нему со стороны других членов рода. Вместе с тем он в любое время мог быть отстранен родовым собранием от занимаемой должности и заменен другим. Кроме старейшины или вождя родовое собрание избирало военного предводителя (военачальника) на время военных походов и некоторых других «должностных» лиц — жрецов, шаманов, колдунов и т.п., которые тоже никакими привилегиями не обладали.

В племени организация власти и управления была примерно такой же, как и в родовой общине. Основным органом власти и управления здесь, как правило, был совет старейшин (вождей), хотя наряду с ним могло существовать и народное собрание (собрание племени). В состав совета старейшин входили старейшины, вожди, военачальники и другие представители родов, составляющих племя. Совет старейшин решал все основные вопросы жизни племени при широком участии народа. Для решения текущих вопросов, а также на время военных походов избирался вождь племени, положение которого практически ничем не отличалось от положения старейшины или вождя рода. Как и старейшина, вождь племени никакими привилегиями не обладал и считался лишь первым среди равных.

Аналогичной была организация власти и управления во фратриях и союзах племен. Так же как в родах и племенах, здесь встречаются народные собрания, советы старейшин, советы вождей, военные предводители и прочие органы, которые являются олицетворением так называемой первобытной демократии. Никакого специального аппарата управления или принуждения, а также власти, оторванной от общества, здесь еще не существует. Все это начинает появляться лишь с разложением первобытнообщинного строя.

Таким образом, с точки зрения своего устройства первобытное общество являлось достаточно простой организацией жизнедеятельности людей, основанной на родственных связях, коллективном труде, общественной собственности и социальном равенстве всех его членов. Власть в этом обществе носила подлинно народный характер и строилась на началах самоуправления. Никакого специального аппарата управления, который имеется в любом государстве, здесь не существовало, поскольку все вопросы общественной жизни решались самим обществом. Не существовало и специального аппарата принуждения в виде судов, армии, полиции и т.п., что тоже является принадлежностью любого государства. Принуждение, если в нем возникала необходимость (например, изгнание из рода), исходило только от общества (рода, племени и т.д.) и не от кого более. Выражаясь современным языком, само общество было и парламентом, и правительством, и судом. (Маркс К., Энгельс Ф.)

Ниже мы видим интересную форму описания черт власти родовой общины. К сожалению, автор не указан.

 

Черты власти родовой общины следующие:

1. Власть носила общественный характер, исходила от всего общества в целом (это проявлялось в том, что все важные дела решались общим собранием рода);

2. Власть строилась по кровнородственному принципу, т. е. распространялась на всех членов рода независимо от места их нахождения;

3. Не существовало особого аппарата управления и принуждения (властные функции выполнялись в качестве почетной обязанности, старейшины и вожди не освобождались от производительного труда, а выполняли параллельно и управленческие, и производственные функции — следовательно, властные структуры не были отделены от общества);

4. На занятие каких-либо должностей (вождя, старейшины) не влияли ни социальное, ни экономическое положение претендента, их власть базировалась исключительно на личных качествах: авторитете, мудрости, храбрости, опыте, уважении соплеменников;

5. Выполнение управленческих функций не давало никаких привилегий;

6. Социальная регуляция осуществлялась при помощи особых средств, т. н. мононорм. [6, с. 32-70]

 

Глава 3. Нормативное регулирование в первобытном обществе

 

К социальным нормам относились главным образом обычаи — исторически сложившиеся правила поведения, которые вошли в привычку в результате многократного применения в течение длительного времени и стали естественной потребностью людей. Обычаи были естественным порождением самого первобытнообщинного строя, результатом и необходимым условием его жизнедеятельности. Обычаи возникали в связи с общественной потребностью охватить общими правилами ежедневно повторяющиеся акты производства, распределения и обмена продуктов, создать такой порядок, при котором отдельный человек был бы подчинен общим условиям производства. По моему мнению, следует отметить тот факт, что некоторые, и притом весьма важные обычаи первобытного общества, не могли быть ни открыты, ни изобретены, ни даже порождены повторением известных процессов. Равенство всех членов общества, включал женщин, которое представляется таким достижением сейчас, вытекало из наличных отношений первобытнообщинного строя, как естественноисторический результат сложения индивидов в первоначальные формы коллектива. Равенство существовало потому, что не было почвы для неравенства и последнее не сознавалось как нечто возможное, что не исключало авторитета и признания особых качеств, выдвижения некоторых чем — либо выдающихся индивидов. То же самое можно сказать и обычае общей земельной собственности.

Общая собственность на землю и орудия труда, равенство членов общества и кровная связь, лежащая в основе родов и племен, т.е. той всей общественной структуры, которая пришла на смену орде, составляет в совокупности действительное основание для всей массы обычаев, несмотря на их разнообразие. Возможность закрепления обычаев, привил, навязанных человеку в силу взаимной зависимости индивидов, между которыми поделен труд, породили трудовые процессы, сформировав язык с его способностью к общению, абстракциям.

Многие обычаи являлись одновременно нормами первобытной морали и религии, были связаны отправлением укоренившихся обрядов и ритуалов. Например, естественное разделение функций в трудовом процессе и даже самое простое разграничение обязанностей между мужчиной и женщиной, взрослым и ребенком рассматривается одновременно и как обычай, и как норма морали, и как веление религии.

Все значительные события в жизни человека также обставляются торжественными обрядами и церемониями преимущественно религиозного свойства. Отношение древних к религии и морали было иным, чем в пору классового неравенства. В то время как христианство связывает поведение человека с вознаграждением в потустороннем мире и тем самым примерят людей с социальным строем, который оно защищает, религия древних, например мифология греков и римлян, прямо и непосредственно связывало условия земного благополучия (урожай, приплод скота и т.д.) с могуществом и благожелательством данного бога или целого сонма богов. Поэтому, ритуальный обряд, предшествующий началу полевых работ, был не просто актом религиозным, но и производственным. От него ждали прямых выгод, и потому пренебрежение деталями обряда рассматривалось как общественное бедствие.

Большое значение имели многочисленные запреты (табу), которые являлись средством охраны обычая. Впервые обнаруженное у полинезийцев. Табу было открыто затем у всех народов, находящихся на определенной ступени развития. Возникшая на самой заре истории, табу сыграло огромную роль в упрочении экзогамных порядков, в социальной регламентации полового режима вообще. Благодаря табу первобытному обществу удалось добиться дисциплины, обеспечившей добычу и воспроизводство жизненных благ. Табу защищало охотничьи угодья, места гнездования птиц и лежбища зверей от чрезмерного, необоснованного уничтожения, оно обеспечивало данную форму разделения труда и данные условия существования людей в коллективе. “Система табу регламентировала в той или иной степени почти все стороны жизни первобытного человека, как личной, так и общественной. “Охраняемая табу регламентация имела в своей основе рациональный характер. “Мотивировка таких табу религиозной идеологией, ясна и совпадает по своему содержанию с основными регламентациями права и морали, но облачена в форму религиозного запрета. “Примитивный человек очень боялся нарушить табу, ибо за это, по его представлениям, верованиям, последует наказание духов”. “Т.о. табу представляет собой не что иное, как религиозную форму, облекавшую реальное содержание, особый род санкции; следующий за отклонение от господствующей в обществе идеологии”. Само по себе табу не создает ни обычая, ни морали, но оно с необыкновенной силой закрепляет обычай, защищает его. [9, 68-75]

В конце 70-х годов отечественной этнологии были предложены понятия первобытной мононормы и мононорматики. Под мононормой понимали недифференцированное, синкретное правило поведения, которое не может быть отнесено к ни области права, ни к области нравственности с ее религиозным осознанием, ни к области этикета, так как соединяет в себе особенности всякой поведенческой нормы.

Концепция первобытной мононормы получила заметное признание и дальнейшую разработку в отечественной этнологии, археологии, а главное, в теоретическом правоведении. Ученые стали выделять два этапа эволюции первобытной мононорматики: классического и относящегося ко времени ее расслоения.

Особое мнение по поводу первого этапа мононорматики высказал крупнейший отечественный историк первобытности Ю.И. Семенов. В начале этого этапа он выделил табуитет – совокупность не всегда понятных, но грозных предписаний, карающих смертью за такие тягчайшие преступления, как, например, инцест, нарушение экзогамии, Как известно, нарушение экзогамии – одно из проявлений половых табу, которым посвящена внушительная литература. (Думанов, Першиц)

Являлись ли первобытные обычаи правом? Некоторые из современных исследователей утвердительно отвечают на этот вопрос. Однако с этим можно согласиться лишь при условии, если под правом здесь будет пониматься естественное право. Но и в этом случае едва ли правильно первобытные обычаи называть правом, поскольку в них не меньшей (если не в большей) степени находили свое выражение и первобытная религия, и первобытная мораль. В этой связи первобытные обычаи с таким же успехом можно назвать религией или моралью. К тому же эти обычаи еще не различали четко права и обязанности членов общества. Поэтому вполне оправданно их называть мононормами, как это делают многие современные исследователи, учитывая, что в первобытных обычаях синкретически, т.е. в единстве, в нерасчлененном виде, выражены и правовые, и религиозные, и нравственные (моральные) начала. [7, 98-103]

Для системы нормативного регулирования в первобытном обществе характерны следующие черты:

1. Естественно-природный (как и у организации власти) характер, исторически обусловленный процесс формирования.

2. Действие на основе механизма обычая.

3. Синкретичность, нерасчлененность норм первобытной морали, религиозных, ритуальных и др. норм. (Отсюда их название — «мононормы», которое ввел российский этнограф А. И. Першиц.)

4. Предписания мононорм не имели предоставительно-обязывающего характера: их требования не расценивались как право или обязанность, ибо были выражением социально необходимых, естественных условий жизнедеятельности человека. Ф. Энгельс писал по этому поводу: «Внутри родового строя не существует еще никакого различия между правами и обязанностями; для индейца не существует вопроса, является ли участие в общественных делах, кровная месть или уплата выкупа за нее правом или обязанностью; такой вопрос показался бы ему столь же нелепым, как и вопрос, являются ли еда, сон, охота правом или обязанностью?» («Происхождение семьи, частной собственности и государства», 1884). Член рода просто не отделял себя и свои интересы от родовой организации и ее интересов.

5. Доминирование запретов. Преимущественно в форме табу, то есть непререкаемого запрета, нарушение которого карается сверхъестественными силами. Предполагается, что исторически первым табу был запрет инцестов — кровнородственных браков.

6. Распространение только на данный родовой коллектив (нарушение обычая — «родственное дело»).

7. Нормативно-регулятивное значение мифов, саг, былин, сказаний и иных форм художественного общественного сознания.

8. Специфические санкции — осуждение поведения нарушителя со стороны родового коллектива («общественное порицание»), остракизм (изгнание из родовой общины, в результате которого человек оказывался «без роду и племени», что практически было равносильно смерти). Применялись также телесные повреждения и смертная казнь.

Право, как и государство, возникает в результате естественно-исторического развития общества, в результате процессов, происходящих в общественном организме. При этом существуют различные теоретические версии происхождения права. Одна из них весьма обстоятельно изложена в теории марксизма. Примерная схема такова: общественные разделения труда и рост производительных сил — прибавочный продукт — частная собственность -антагонистические классы — государство и право как орудия классового господства. Таким образом, в этой модели на первый план выдвигаются политические причины появления права.

Современные авторы в объяснении генезиса права используют понятие неолитической революции (от слова «неолит» — новый каменный век), которая происходит примерно в VIII-III вв. до н. э. и заключается в переходе от присваивающей экономики к производящей. Возникает необходимость регулирования производства, распределения и обмена товаров, согласования интересов разных социальных слоев, классовых противоречий, то есть установления общего порядка, соответствующего потребностям производящего хозяйства.

Формирование права проявляется:

а) в записи обычаев, становлении обычного права;

б) в доведении текстов обычаев до всеобщего сведения;

в) в появлении специальных органов (государственных), отвечающих за наличие справедливых всеобщих правил, их официальное закрепление в ясных и доступных формах, обеспечение их реализации.

В санкционировании обычаев и создании судебных прецедентов важную роль сыграла судебная деятельность жрецов, верховных правителей и назначаемых ими лиц.

Таким образом, возникает принципиально новая регулятивная система (право), которую отличают содержание правил, способы воздействия на поведение людей, формы выражения, механизмы обеспечения. [10, 145-163]

 

Заключение

 

Как было отмечено в предыдущих главах, общество переходит с одного этапа развития на другое. Возникновение государства и права – это одна из закономерностей истории. Как было прослежено в этой курсовой работе власть в первобытном обществе постепенно развивалась, как и развивались социальные нормы, которые прошли свой эволюционный путь от обычаев и табу до первых зачатков права. И в конце концов это привело к созданию государства. Ведь как было отмечено выше, процесс создания государства есть одна из самых главных закономерностей истории, один из последних витков деятельности человеческого разума. На каком то этапе развития первобытного общества люди поняли, что если не преобразовать их деятельность, социальные нормы и власть, дальше дорога в жизнь, дорога в будущее закрыта. И с этого момента начинается преобразование социальных норм в право, а преобразование власти в государство.

В заключение можно сказать, что данная мне тема до конца не изучена и остается актуальной до сих пор, потому что существует множество различных мнений по этому, до конца еще не выясненному вопросу. Исследование проблем возникновения государства и права является важнейшим направлением науки, так как без осознания того, что было до нас, мы не сможем в полной мере понять, в каком мире мы сейчас живем и тем более, каким будет мир после нас.

 

Список литературы

 

  1. Венгеров А.Б. Теория государства и права. Омега-Л.2004.
  2.  К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. Т.22.
  3. .Щтоу B.C. Этнаграф1чная спадчьша. Беларусь. Краша i людз1 Мн., 1996
  4. Древние цивилизации /С.С.Аверинцев, В.П.Алексеев, В.А.Ардзинба и др.; Под общ.ред. Г.М.Бонгард-Левина. М., 1989; Ламберг-Карловски К., Саб-лов Дж. Древние цивилизации. Ближний Восток и Мезоамерика /Пер. с англ. А.А.Пономаренко и И.С.Клочкова. М., 1992; Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования /Пер. с англ. М., 1994; Тойнби А.Дж. Постижение истории /Пер. с англ. М., 1996
  5. А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток , В.А. Кучинский. Общая теория государства и права. Минск. «Тесей» 1999.
  6. Васильев Л.С. История Востока // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Т.2. Красноярск, 2002.
  7. Думанов Х.М., Першиц А.И. Мононорматика и начальное право // Государство и право, 2000, №1. с. 98-103
  8. Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения 2-е издание Т.21. с. 97-98
  9. И. Л. Андреев. Происхождение человека и общества. Мысль 1988.

 

  1. В. П. Алексеев А. И. Першиц. История первобытного общества. Высшая школа 1990