Курсовая работа «Правовое государство: концепция и ее реализация в Республике Беларусь»

МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

                                                                                              «К защите допускаю»

Кафедра

гражданского и государственного                                   ____________________Лебедев А.Ф

права

«__»______________________2008 г.

 

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Общая теория права»

 

на тему: «Правовое государство: концепция и ее реализация в Республике Беларусь»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Студент  группы  №70206                                                             _______В.А.Маслов

Руководитель            доц. Кафедры Гр. и гос. права                              _______А.Ф.Лебедев

к.юр.н.,доцент

 

 

М и н с к

2008

Содержание

Введение

 

I.Зарождение идей правового государства

   1.1. Идеи правового государства в Древнем мире

 

II. Понятие и признаки правового государства

 

III. Система разделения властей в правовом государстве

 

IV. Аспекты формирования правового государства в Республике Беларусь

 

Заключение

 

Список использованной литературы


Введение

В основу правового государства заложено равенство власти, гражданина, общества и права, их правовое равенство перед законом.Высшая власть в правовом государстве — власть закона, которому в равной мере подчиняются все: от высших должностных лиц государства, органов государственной власти до рядовых граждан. Человек как субъект права свободен распоряжаться своими силами, способностями, имуществом.Право, являясь формой и мерой свободы, призвано максимально раздвинуть границы, сковывающие личность.

Проблема правового государства имеет глубокие исторические корни. На протяжении целого ряда поколений конца XVIII и середины XIV века корифеи отечественной мысли М.М.Сперанский, А.Н.Радищев, П.И.Пестель, Н.М.Муравьев, А.И.Герцен поднимали вопрос о реорганизации Российского общества.

Первые практические шаги в этом направлении были предприняты во время правления Александра II :

1861 г. отмена крепостного права;

1864 г. начало судебной реформы, результатом которого стало более независимое судопроизводство.

Революционные события 1905 года дали толчок реформированию: учреждение Госдумы, столыпинские реформы. В это время отечественные правоведы М.М.Ковалевский, Н.М.Коркумов, Г.Ф.Шершеневич, С.А.Котлеровский, В.М.Рессен обобщили исторический опыт западноевропейских мыслителей и создали более современную концепцию правового государства, применимую к Российской действительности.

Правовое государство. Каковы его принципы и механизмы? А самое главное, какова его основа?

Понятие «правовое государство» настолько широко, что одной дисциплине не под силу достаточно глубоко его изучить. Но возможно, такая задача в едином усилии по плечу ряду общественных и естественных наук.

Предлагаемая вниманию работа посвящена в первую очередь понятию правового государства и развитии ее концепции на современном этапе.

Основная цель настоящей работы — раскрытие понятия правового государства и ее основополагающих принципов. Соответственно предпринимается попытка осветить существующие в отечественной юридической литературе мнения и взгляды и систематизировать комплекс новых законов и юридических норм.

В процессе подготовки и создания данной работы были изучены труды как классиков теории правового государства как И.Канта, Ш.Монтескье, российских и белорусских правоведов, так и современных специалистов А.Б.Венгерова, В.В.Лазарева, Кучинского В.А, Вишневского А.Ф. и т.д.

Кроме того в настоящей работе анализируются аспекты создания правового государства в Республике Беларусь


I. Зарождение идей правового государства

 

1.1. Идеи правового государства в Древнем мире

 

Зачатки теории правового государства в виде идей гуманизма, широкого или ограниченного притязания господствующего класса принципам демократизма, установления и сохранения свободы, господства права и закона прослеживаются еще в рассуждениях передовых для своего времени людей, мыслителей-философов, историков, писателей и юристов Древней Греции, Рима, Индии, Китая и других стран Древнего мира.

Так, еще в знаменитых диалогах под названием «Государство», «Политик», «Законы» и других древнегреческого философа-идеалиста Платона проводилась мысль о том, что там, где «закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью», неизбежна «близкая гибель государства». «Соответственно, там, где законы установлены в интересах нескольких человек, речь идет не о государственном устройстве, а только о внутренних распрях».

Тирания, неизбежно приходящая, по мнению Платона, на смену демократии, опьяненной «свободой в неразбавленном виде, когда чрезмерная свобода оборачивается чрезмерным рабством, есть наихудший вид государственного устройства, где царят беззаконие, произвол и насилие. Только там, заключал Платон, «где закон — владыка над привилегиями, а они — его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги».

Аналогичные идеи, заложившие основу теории правового государства, развивались также в работах ученика и критика Платона, «величайшего мыслителя древности», как назвал его Маркс, Аристотеля. Именно ему, стоявшему на позициях защитника права индивида, частной собственности как проявления в каждом человеке «естественной любви» к самому себе и развивавшего в противоположность Платону взгляд на государство как на продукт естественного развития, как на высшую форму человеческого общения, охватывающую собой все другие его формы (в виде семьи, селения и др.), принадлежат крылатые слова о том, что «Платон мне друг, но больший друг — истина».

Выражая свое отношение к государственной власти, праву и закону, Аристотель постоянно проводил мысль о том, что «не может быть делом закона властвование не только по праву, но и вопреки праву; стремление же к насильственному подчинению, конечно, противоречит идее права». Там, где отсутствует «власть закона», делал вывод Аристотель, там нет места и (какой-либо) форме государственного строя. Закон должен властвовать над всем».

С идеями передовых мыслителей Древней Греции о праве, свободе, человеческом достоинстве и гуманизме перекликаются гуманистические воззрения и взгляды древнеримских политических и общественных деятелей, писателей, историков, поэтов. Особенно отчетливо по прослеживается в работах знаменитого римского оратора, государственного деятеля и мыслителя Цицерона, таких, как «О государстве», «О законах», «Об обязанностях», а также в многочисленных произведениях одного из крупнейших римских писателей и философов эпохи Империи, Аннея Сенеки.

Что такое государство? Чьим достоянием оно является? — спрашивал Цицерон. И тут же отвечал: достоянием народа, понимаемым не как «любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом», а как «соединение многих людей, связанных вместе между собою согласием в вопросах права и общностью интересов». Государство, пояснял Цицерон, с точки зрения его соотношения с правом не что иное, как «общий правопорядок». В основу же права он неизменно вкладывал присущие человеческой природе, равно как и природе вообще, разум и справедливость.

Будучи глубоко убежденным и последовательным сторонником естественного права, Цицерон исходил из того, что права и свободы человека не даруются и не устанавливаются кем-либо и по чьему бы то ни было желанию или велению, а принадлежат ему по самой природе. Оперируя понятием «истинный закон», Цицерон рассматривал его как «разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая; запрещая, от преступления отпугивает; оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им…».

Весьма важным в плане формирования идей, заложивших первые камни и составивших впоследствии (в видоизмененном, приспособленном к изменившейся действительности виде) основу теории правового государства, явился сформулированный Цицероном правовой принцип, согласно которому «под действие закона должны подпадать все, а не только некоторые, избранные граждане». Важным оказалось выработанное им положение, в соответствии с которым любому закону должно быть свойственно стремление хотя бы «кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами»; выдвигавшиеся им призывы к человеколюбию, «законосообразности», к борьбе за свободу и справедливость, за гуманистическое отношение государственных органов к свободным гражданам и даже рабам.

Гуманистические мотивы, идеи духовной свободы всех людей независимо от их занятий и положения в обществе особенно громко и требовательно звучали в многочисленных трактатах Сенеки. Среди них выделялись трактаты «О счастливой жизни», «О милосердии», «О спокойствии души», «Нравственные письма к Луцилию», трагедии «Медея», «Агамемнон», «Эдип» и др. Весьма показательны его выступления в защиту «говорящих орудий» — рабов [1, c.469].

Подобные человеколюбивые, гуманистические мотивы, трансформировавшиеся немедленно или по истечении определенного времени в соответствующие государственно-правовые взгляды и доктрины, в соответствии с которыми в обществе и государстве должны торжествовать не зло, насилие и произвол, а право и закон, развивались не только в Древней Греции и Риме, но и в Древней Индии и Китае. Наряду с наивными материалистическими представлениями о мире, умещавшимися в формулах типа «сознание рождается из вещей и умирает тоже в вещах» или «жизнь — это корень смерти, а смерть — корень жизни», в Китае, например, еще в глубокой древности философами и юристами применительно к господствовавшему в стране рабовладельческому строю проводилась мысль о том, что «в государстве должен царить порядок», основанный на законе. Утверждалось, что государь, если он хочет до конца жизни не подвергаться опасности, должен быть справедливым, а «управление страной должно соответствовать спокойствию», быть спокойным. Нельзя силой насаждать порядок в стране, ибо «страна управляется справедливостью».

Конечно, данные и перекликающиеся с ними мысли и воззрения наивно было бы включать напрямую в их первозданном виде в систему принципов и идей, формирующих современную концепцию правового государства. Это тем более невозможно, что им не всегда доставало строгой логичности, определенности и последовательности. А, кроме того, некоторые из них хотя и не расходились радикально с идеями и взглядами, положившими историческое начало процессу становления теории «правового государства», но тем не менее непосредственно и не «вписывались в них, органически не сочетались с ними». К таковым можно было бы отнести, в частности, рассуждения — своего рода постулаты известного древнекитайского философа Лао Цзы, согласно которым, «когда растут законы и приказы, увеличивается число воров и разбойников»; «когда правительство спокойно, народ становится простодушным. Когда правительство деятельно, народ становится несчастным»; «нужно сделать государство маленьким, а народ — редким» и пр.

Однако, несмотря на такие своеобразные суждения и умозаключения, все же древняя гуманистическая мысль, государственно-правовые взгляды и идеи передовых, прогрессивных мыслителей того времени, несомненно, стали первоосновой, предтечей всего последующего процесса развития гуманистических взглядов и идей, составивших впоследствии фундамент теории правового государства.

Разумеется, до полного завершения процесса создания данной концепции правового государства было еще очень далеко. Предстояло пройти огромный интеллектуальный путь, измерявшийся даже не столетиями, а тысячелетиями. Но тем не менее начало, причем весьма обнадеживающее, было положено. Важно было теперь не сбиться с этого пути.


II. Понятие и признаки правового государства

 

Историческая память хранит немало поучительных и плодотворных идей о совместимости государства с правом. Правовое государство — это продукт нового времени. Ни древность, ни средние века не знали правового государства. Хотя, как полагают некоторые юристы, идея правового государства уходит своими корнями в античное общество. В основе современных концепций правового государства лежат идеи немецкого философа Канта (1724-1804гг.), французского просветителя и правоведа Монтескье (1689-1755гг. ) и других европейских просветителей ХVШ и ХIХ вв. таких, как Гуго Гроций, Спиноза, Дж. Локк, Дени Дидро, Ж. -Ж. Руссо. Эти ученые полагали, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола), должно прийти правовое государство, в основе которого лежит идея автономной личности, обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами. Взаимоотношения личности и государственной власти в условиях правового государства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве, ибо для правового государства характерно ограничение государственной власти, связанность ее правом и законом.

Концепция правового государства у И. Канта сводятся к следующим тезисам: источником нравственных и правовых законов выступает практический разум, или свободная воля людей; человек становится моральной личностью, если возвысился до понимания своей ответственности перед человечеством в целом; в своем поведении личность должна руководствоваться требованиями категорического императива, который сводится к следующему: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице; и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству» и «поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом»; правом, основанным на нравственном законе, должны быть определены границы поведения людей с целью, чтобы свободное волеизъявление одного лица не противоречило свободе других; право призвано обеспечить внешне благопристойные, цивилизованные отношения между людьми; государство — это соединение множества людей, подчиненных правовым законам. Или «государство в идее, такое, каким оно должно быть» обязано сообразовываться «с чистыми принципами права»; государство призвано гарантировать правопорядок и строиться на началах суверенитета.

Государственно-правовые воззрения Монтескье сводятся к тому, что формы правления, формы государственного устройства определяют собой дух законов и содержание законодательства; основываются на том, что принцип демократии — это добродетель, любовь к общему благу; исходят из того, что к «правильной» форме государства относится демократия, при которой верховная власть принадлежит всей массе народа и основные законы здесь определяют порядок подачи голосов, посредством которых выражается воля народа, состав и способ деятельности народного собрания; проповедует любовь к отечеству, уважение к закону, поддержку существующих порядков, равенство и умеренность состояний, охрану семейного достояния [2, c.34].

Теоретическая конструкция правового государства, сложившаяся в политико-правовой доктрине ХVIII-ХХ вв., включает разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, верховенство правового закона, взаимную ответственность личности и государства, доминирование общедозволительного типа правового регулирования в соответствии с юридическим принципом «дозволено все, что не запрещено законом», установление реальных гарантий прав и свобод личности.

Многие ключевые понятия прошлого повторяются на новом витке исторического развития. Еще несколько лет назад словосочетание «правовое государство» привычно ассоциировалось с теми разделами университетского курса, где критиковались различные модификации западных доктрин с аналогичным названием и провозглашалось «социалистическое правовое государство». Вызывает сомнение научная осмысленность самого сочетания «социалистическое правовое государство». Прилагательное «социалистический» указывает на господствующую форму собственности и на определенную идеологию. Между тем, идея правового государства неотделима от мировоззрения, исключающего эту идеологию. Более того, идея правового государства уже подразумевает антисоциалистичность, т. е. частную собственность в качестве первичной и исходной. В нашем государстве делается попытка не только возродить идею правового госудуарства, но и претворить ее в жизнь. Безусловно, этот путь будет долгим, сложным и противоречивым.[3]

Для того, чтобы понять глубинную суть правового государства, недостаточно ограничиться набором хотя и важных, но все же внешних характеристик (связанность государства правом, разделение властей, наличие конституции), определенной системой принципов, институтов и норм. Суть правового государства не в законопослушании, равно как и не в обилии законодательных актов, — и то и другое есть признаки не правового, а полицейского государства. Суть государства правового — именно в характере законов, их соответствии правовой природе вещей, направленности на обеспечение суверенитета личности. Еще Гегель подчеркивал, что хорошие законы ведут к процветанию государства, а свободная собственность есть основное условие блеска его. [4, c.32]

В наиболее развитом буржуазно-демократическом виде концепция правового государства является социальной ценностью всего человечества, удачным сочетанием общечеловеческих и классовых интересов. В основе правового государства, во-первых, должна лежать правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. А, во-вторых, основой правового строя служит развитое гражданское общество. Гражданское общество — система экономических, духовных, культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов, свободно и добровольно объединившихся в ассоциации, союзы, корпорации для удовлетворения своих духовных и материальных потребностей и интересов. Оно строится на принципе самоуправляемости, защищено традициями, обычаями, моральными нормами и правом вмешательства государства. Государство — лишь форма гражданского общества. В антиправовом (тоталитарном, моновластном) государстве личность, общество и народ противопоставлены государству как политическому аппарату власти, отчуждены от него. Там нет граждан, есть подданые. Гражданское общество предполагает наличие многочисленных независимых союзов, институтов и организаций, которые служат барьером против монополизма и посягательств государственных органов. Понятие гражданского общества подразумевает не только «гражданственность», известную степень политической свободы, но и «буржуазность», т. е. экономическую независимость человека, возможность получить доход не из рук государства.

Развертывание всего комплекса институтов государства в демократическом обществе устраняет доминирование политической власти, устраняет или резко ограничивает проявления ее отрицательных сторон. Среди обширного комплекса институтов, характерных для развитого государства в условиях демократии, необходимо указать, в частности, на такие: мандат народа на осуществление власти, прежде всего путем формирования представительных органов, выполняющих законодательные и контрольные функции; наличие муниципального самоуправления; подчиненность всех подразделений власти закону; независимое и сильное правосудие; наличие государственной власти в отдельных блоках, включая исполнительную власть. [5, c.45]

В основе правовой экономики лежит принцип «от каждого по способностям — каждому по труду. Это социально-правовой масштаб меры регулирования труда и потребления. Чтобы восстановить правовые принципы в экономике, следует возродить ряд свобод: 1) открыть простор всем видам собственности; 2) заменить административные приказы договорами, основанными на равенстве сторон, 3) сделать главенствующим принцип «разрешено все, что не запрещено», 4) обеспечить эквивалентный характер обмена, 5) утвердить равноправие и добросовестность в выборе партнера, 6) не ограничивать инициативу и предприимчивость. Правовая экономика и гражданское общество — переход от распределительного общества к рыночному — это глубинные, сущностные предпосылки формирования правового государства. [6, c.78]

Правовое государство — это государство, обслуживающее потребности гражданского общества и правовой экономики, назначение которого — обеспечить свободу и благосостояние. Оно подконтрольно гражданскому обществу и строится на эквивалентности обмениваемых благ, на фактическом соотношении общественного спроса и предложения, ответственно за правопорядок, который гарантирует человеку свободу и безопасность, ибо духовным фундаментом его является признание прав человека.

Правовое государство — это демократическое государство, где обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и независимым судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека и где в основу организации государственной власти положен принцип разделений законодательной, исполнительной и судебной властей.

Современное правовое государство — это демократическое государство, в котором обеспечиваются права и свободы, участие народа в осуществлении власти (непосредственно или через представителей)[7,c.89]. Это предполагает высокий уровень правовой и политическое культуры, развитое гражданское общество. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и пропагандировать свои взгляды и убеждения, что находит свое выражение, в частности в формировании и функционировании политических партий, общественных объединений, в политическом плюрализме, в свободе прессы и т. п.

Признаки правового государства:

1. Верховенство закона во всех сферах жизни общества.

2. Деятельность органов правового государства базируется на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

3. Взаимная ответственность личности и государства.

4. Реальность прав и свобод гражданина, их правовая и социальная защищенность.

5. Политический и идеологический плюрализм, заключающийся в свободном функционировании различных партий, организаций, объединений, действующих в рамках конституции, наличии различных идеологических концепций, течений, взглядов.

6. Стабильность законности и правопорядка в обществе.

К числу дополнительных факторов и условий становления правового государства, видимо, можно отнести следующие:

—                                   преодоление правового нигилизма в массовом сознании;

—                                   выработка высокой политико-правовой грамотности;

—                                   появление действенной способности противостоять произволу;

—                                   разграничение партийных и государственных функций;

—                                   установление парламентской системы управления государством;

—                                   торжество политико-правового плюрализма;

—                                   выработка нового правового мышления и правовых традиций, в том числе:

а) преодоление узконормативного восприятия правовой действительности, трактовка права как продукта властно-принудительного нормотворчества;

б) отказ от догматического комментирования и апологии сложившегося законодательства;

в) преодоление декоративности и декларированности юридических норм;

г) выход юридической науки из самоизоляции и использование общечеловеческого опыта. Суверенная правовая власть должна быть противопоставлена любым проявлениям огосударствления. Отторжение правовой государственности возможно по двум каналам: государственно-властному и законодательному. К политическим рычагам могут рваться различные перерожденческие антиправовые структуры, своего рода политические аномалии (авторитарная тирания, бюрократическая олигархия — реакционно-реставраторские силы, а также воинствующая охлократия, антигуманная технократия — демагогически популистские силы) [8, c.89].

Правовое государство — путь к возрождению естественно-исторических прав и свобод, приоритета гражданина в его отношении с государством, общечеловеческих начал в праве, самооценности человека. Понятие «правовое государство» — это фундаментальная общечеловеческая ценность, такая же, как демократия, гуманизм, права человека, политические и экономические свободы, либерализм и другие. Суть идеи правового государства — в господстве права в общественной и политической жизни, наличии суверенной правовой власти. С помощью разделения властей государство организуется и функционирует правовым способом, это мера, масштаб демократизации политической жизни. Правовое государство открывает юридически равный доступ к участию в политической жизни всем направлениям и движениям. В чем же заключается отличие правового государства от государства как такового? Государство как таковое характеризуется его всевластием, несвязанностью правом, свободой государства от общества, незащищенностью гражданина от произвола и насилия со стороны государственных органов и должностных лиц. В отличие от него правовое государство связано правом, исходит из верховенства закона, действует строго в определенных границах, установленных обществом, подчиняется обществу, ответственно перед гражданами, обеспечивает социальную и правовую защищенность граждан. Вместе с тем правовое государство как и всякое государство обладает общими чертами, которые сводятся к следующему:

1. Ему присуща государственная власть как средство проведения внутренней и внешней политики.

2. Оно представляет собой политическую организацию общества, основанную на соответствующем социально-экономическом базисе общества.

3. Располагает специальным государственным механизмом.

4. Обладает определенной административно-территориальной организацией на своей территории.

5. Существует благодаря налогам и другим сборам.

6. Обладает государственным суверенитетом. [9, c.126]

Особенности механизма правового государства заключаются в следующем. Все его структурные части и элементы функционируют на основе принципа разделения властей, строго в соответствии со своим целевым назначением. Наделенные властными полномочиямми, структурные части и элементы правового государства в своей специфической форме деятельности реализуют волю общества. Структурные части и элементы правового государства всю свою деятельность строго сообразовывают с действующим законодательством. Должностные лица несут персональную ответственность за посягательство на права и свободы граждан, гарантированные конституцией и другими нормативно-правовыми актами. Права и свободы граждан обеспечиваются органами правового государства. Механизм правового государства является способом его существования. Функции правового государства реализуются с помощью его механизма.[10, c.123]

Таким образом в правовом государстве его механизм свободен от бюрократизма и административно-командных методов управления. Его демократический характер обусловлен ответственностью перед обществом на службе которого он находится. Правовое государство есть концентрированное выражение гражданского общества. В силу этого его этапы развития в целом и общем совпадают с этапами развития гражданского общества. Вместе с тем, поскольку всякое государство обладает известной самостоятельностью по отношению к обществу, то этапам развития правового государства присущи определенные особенности, отражающие его политический характер. Первый этап развития правового гражданского общества — это становление рыночной экономики, предпринимательства, гласности, свободы средств массовой информации, социальной защищенности граждан; второй этап — утверждение рыночной экономики различных форм предпринимательства, обеспечение социальной защищенности граждан, наличие гласности, свободной деятельности средств массовой информации.

Таким образом, рассмотрев понятие правового государства и его основные признаки, необходимо непосредственно перейти к осуществлению государственной власти в правовом государстве.


III. Система разделения властей в правовом государстве

 

Согласно теории разделения властей, выдвинутой в XVIII в. Ш. Монтескье, государственная власть делится на исполнительную, законодательную и судебную. Государство является одновременно и аппаратом насилия, принуждения граждан, и механизмом обеспечения общего блага. Соответственно, современное государство — механизм согласования неизбежно различных потребностей и интересов граждан и их организаций в целях обеспечения общего блага. Одной из основополагающих целей правления является защита и поощрение прав человека и основных его свобод. Современное правовое государство призвано обеспечивать не просто формальную законность, но и справедливость, “основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантируемую учреждениями, образующими структуры, обеспечивающие ее наиболее полное выражение.”[11] При этом к элементам справедливости относятся: свободные периодические выборы; представительная по своему характеру форма правления, при которой исполнительная власть подотчетна избранным законодательным органом или избирателям; обязанность органов государственной власти соблюдать конституцию и действовать совместимым с законом образом; четкое разделение между государством и политическими партиями; деятельность исполнительных и судебных органов осуществляется в соответствии с системой, установленной законом; вооруженные силы и полиция находятся под контролем гражданских властей и подотчетны им; права человека и основные свободы гарантируются законом и соответствуют обязательству по международному праву и др.

 

Исполнительная власть.

В отличие от законодательной власти, исполнительная власть, по своей сути, вторична. Задачи исполнительной власти остаются неизменными по своей природе и состоят в исполнении поручений, данных ей носителями власти, и в разрешении сообразно с этим частных вопросов.

Исполнительная власть носит подзаконный характер. Все действия и акты соответствующих органов основываются на законе, не должны ему противоречить, направлены на исполнение закона. Отсюда и название власти — исполнительная.

Существенный признак исполнительной власти — ее универсальный и предметный характер. Первый признак отражает тот факт, что исполнительная власть, ее органы действуют непрерывно и везде, на всей территории государства. Этим они отличаются и от законодательных, и от судебных органов власти. Другой признак означает, что исполнительная власть, также в отличие от законодательной и судебной, имеет другое содержание, поскольку опирается на людские, материальные, финансовые и иные ресурсы, использует инструмент служебных продвижений и систему поощрений. В руках исполнительной власти находится весьма грозная сила, ведь существование государственной власти находит свое выражение именно в чиновниках, армии, администрации. Среди этой силы особая роль принадлежит вооруженным формированиям — армии, органам безопасности, милиции.

Указанные признаки, и особенно предметный характер исполнительной власти, составляют объективную основу для возможной узурпации всей полноты государственной власти именно исполнительными органами. Здесь чрезвычайно важны механизмы сдержек и противовесов и эффективные рычаги политической ответственности  как со стороны законодательной власти, так и со стороны судебной власти.

Исполнительная власть — это вторичная подзаконная ветвь государственной власти, имеющая универсальный, предметный и организующий характер и направленная на обеспечение исполнения законов и других актов законодательной власти.

Исполнительная власть реализуется государством через правительство (президента) и его органы на местах. Правительство (президент) осуществляет верховное политическое руководство и общее управление делами общества. Правительственная власть может составлять прерогативу одного лица (в президентских республиках, например, в России) или коллегиального органа. В первом случае правительство выступает как группа ближайших советников главы государства — президента, а полномочия правительства являются производными от полномочий последнего. Во втором случае правительство формируется на основе специальной процедуры с участием парламента. Оно должно по общему правилу пользоваться поддержкой парламентского большинства и обладать собственными полномочиями.

Правительство призвано обеспечить охрану существующего порядка, защиту внешних интересов государства, осуществление экономических, социальных и иных функций в области сфере государственного управления. Правительство (президент) назначает на высшие военные и гражданские должности, в его ведении находится административный аппарат.

Наиболее значимые решения, порождающие юридические последствия и ответственность за их исполнение, правительство издает в виде регламентарных актов. Помимо собственно регламентарной власти правительство может иметь право на издание актов делегированного законодательства.  Правительство большинства стран обладает правом законодательной инициативы и может оказывать решающее воздействие на законодательный процесс.

За проводимый курс и осуществляемую управленческую деятельность правительство несет, как правило, солидарную политическую ответственность. Отказ правительству в доверии выражается в строгой юридической форме и путем специальной парламентской процедуры. Вотум недоверия приводит к отставке правительства и по общему правилу к его замене новым. Однако потерпевшие поражение правительство (в целях уравновешивания властей) может, не выходя в отставку, прибегнуть к досрочному роспуску парламента (нижней палаты) и проведению внеочередных всеобщих выборов.

Во всех странах предусматривается возможность привлечения главы правительства или его члена к судебной ответственности за совершение преступных деяний. При этом обвинение предъявляется парламентом или нижней палатой, а рассмотрение и решение дела отнесено к юрисдикции или конституционного суда, или верхней палаты парламента.

Исполнительная власть на местах осуществляется посредством либо назначаемых центром местных органов исполнительной власти, либо выборных органов местного самоуправления. Обычно руководство местными делами поручается назначаемому представителю центральной власти — губернатору, префекту. Он возглавляет аппарат местного управления, который составляет часть аппарата государственного управления. В случае, когда управление реализуется выборными органами, они имеют определенную самостоятельность по отношению к центральным органам исполнительной власти.

Система местного самоуправления, или муниципальная система, включает в себя как выборные органы самоуправления, так и административные службы, находящиеся в их ведении. Эти службы образуют коммунальную, или муниципальную, администрацию, содержание которой обеспечивается за счет местного бюджета.

Законодательная власть.

Законодательная власть является представительной. Именно на основе выборов народ передает власть своим представителям и уполномочивает представительные органы осуществлять государственную власть. В этом смысле можно говорить о первичности представительных органов в механизме государственной власти. Однако, имеются сущностные и политико-юридические ограничения этой власти. Сущностные ограничения вытекают из ее делегированности, определяются принципиальной зависимостью от воли избирателей. Политико-юридические ограничения связаны с тем, что любой закон, чтобы не оставаться набором фраз на бумаге, должен соответствовать политическим и юридическим реалиям, а также фундаментальному праву — конституции.

Законодательная власть — это делегированная законодательная власть. Название данной ветви “законодательная” не означает, что кроме законодательной деятельности, представительные органы не выполняют никакой другой. Не менее существенной функцией является финансовая — ежегодное утверждение бюджета.  Есть и распорядительные функции — формирование определенных органов исполнительной и судебной власти. Законодательная власть вправе давать политическую оценку тем или иным действиям исполнительной власти и на этой основе привлекать их к политической ответственности.

Судебная власть.

Судебная власть играет особую роль, как в механизме государственной власти, так и в системе сдержек и противовесов. Особая роль суда определяется тем, что он — арбитр в спорах о праве. В правовом государстве только судебная власть может отправлять правосудие.

Судебная власть — специфическая, независимая ветвь государственной власти, осуществляемая путем гласного, состязательного, коллегиального рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях споров о праве. Роль судебной власти в механизме разделения властей состоит в сдерживании двух других властей в рамках конституционной законности и права и прежде всего путем осуществления конституционного надзора и судебного контроля за этими ветвями власти.


IV. Аспекты формирования правового государства в Республике Беларусь

 

Согласно Основному Закону (ст.79), главой государства, гарантом Конституции Республики Беларусь, прав и свобод че­ловека и гражданина является Президент. Он олицетворяет единство народа, гарантирует реализацию основных направлений внутренней и внешней политики, представляет Беларусь в отно­шениях с другими государствами и международными органи­зациями. Президент принимает меры по охране суверенитета Республики Беларусь, ее национальной безопасности и террито­риальной целостности, обеспечивает политическую и экономи­ческую стабильность, преемственность и взаимодействие органов государственной власти, осуществляет посредничество между ор­ганами государственной власти.

Представительным и законодательным органом в Респуб­лике Беларусь является парламент — Национальное собрание, Срок его полномочий — четыре года. Парламент состоит из двух палат — Палаты представителей и Совета Республики (ст.90)

Согласно статье 97 Конституции, Палата представителен рассматривает по предложению Президента либо по инициатив не менее 150 тысяч граждан Республики Беларусь, обладающих избирательным правом, проекты законов о внесении изменений и дополнений в Конституцию, о толковании Конституции.

Палата представителей рассматривает проекты законов назначает выборы Президента, дает согласие Президенту на наз­начение Премьер-министра, заслушивает доклад Премьер-министра о программе деятельности Правительства и одобряет или отклоняет программу, принимает отставку Президента; при­нимает решения и по другим вопросам, если это предусмотрен: Конституцией.

Совет Республики (ст.98) одобряет или отклоняет приня­тые Палатой представителей проекты законов о внесении изме­нений и дополнений в Конституцию, о толковании Конституции, проекты иных законов.

Совет Республики дает согласие на назначение Президен­том Председателя Конституционного Суда, Председателя и су­дей Верховного Суда, Председателя Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов, Гене­рального прокурора, Председателя и членов Правления Нацио­нального банка; избирает шесть судей Конституционного Суда; рассматривает выдвинутое Палатой представителей обвинение против Президента о совершении государственной измены или иного тяжкого преступления, принимает решение о его расследо­вании. При наличии оснований большинством не менее двух тре­тей голосов от полного состава принимает решение о смещении Президента с должности.

В соответствии со статьей 99 Конституции право законода­тельной инициативы принадлежит Президенту, депутатам Пала­ты представителей, Совету Республики, Правительству, а также гражданам, обладающим избирательным правом, в количестве не менее 50 тысяч человек и реализуется в Палате представителей.

Законопроект становится законом после принятия Палатой представителей и одобрения Советом Республики большинством голосов от полного состава каждой палаты.

В силу особой необходимости Президент по своей инициа­тиве либо по предложению Правительства может издавать вре­менные декреты, имеющие силу закона (ст. 101).

Исполнительную власть в Республике Беларусь осущес­твляет Правительство — Совет Министров — центральный орган государственного управления (ст. 106).

Правительство в своей деятельности подотчетно Президен­ту Республики Беларусь и ответственно перед Парламентом.

Президент вправе по собственной инициативе принять ре­шение об отставке Правительства и освободить от должности любого его члена.

Правительство руководит системой органов государствен­ного управления и других органов исполнительной власти; раз­рабатывает основные направления внутренней и внешней поли­тики и принимает меры по их реализации; разрабатывает и представляет Президенту для внесения в Парламент проект рес­публиканского бюджета и отчет о его исполнении; обеспечивает исполнение Конституции, законов и декретов, указов и распоря­жений Президента; осуществляет иные полномочия, возложен­ные на него Конституцией, законами и актами Президента.

Согласно статье 108 Правительство издает постановления, имеющие обязательную силу на всей территории Беларуси.

Премьер-министр издает в пределах своей компетенции распоряжения.

Знакомство с Конституцией Республики Беларусь позволя­ет утверждать, что Основной Закон в определенной мере закре­пил конституционные основы судебно-правовой реформы. На наш взгляд, к ним прежде всего следует отнести отделение су­дебной власти от законодательной и исполнительной; защиту су­дов от влияния политических партий и иных общественных объ­единений; осуществление судебной власти только судом; признание прав гражданина на рассмотрение его дела компетен­тным, независимым и непредвзятым судом в установленные за­коном сроки; закрепление презумпции невиновности, состяза­тельность и равенство сторон в процессе; запрещение создавать чрезвычайные суды; определение основополагающего принципа правового статуса судей (независимость, несменяемость, непри­косновенность, запрещение заниматься предпринимательством, выполнять иную оплачиваемую работу, кроме преподавательской и научно-исследовательской и т.д.). В статье 112 Основного За­кона подчеркивается, что суды осуществляют правосудие на ос­нове Конституции и принятых в соответствии с ней иных норма­тивных актов.

Впервые в нашем законодательстве закреплено положение о том, что если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, он принимает решение в соответствии с ней и ставит в установлен­ном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным. Тем самым обычные суды (общие и специ­ализированные) наряду с Конституционным судом осуществля­ют контроль за конституционностью нормативных актов, что повышает значимость судебной власти в системе органов государства.

В соответствии с Основным Законом в судебную систему эеспублики включается и Конституционный Суд (ст.116). Шесть судей назначаются Президентом Беларуси. Шесть избираются Советом Республики. Председатель Конституционного Суда наз­начается Президентом с согласия Совета Республики. Конститу­ционный Суд призван обеспечивать соответствие законов, иных нормативных актов Конституции и международно-правовым обя­зательствам республики. Рассмотрение споров о субъективных правах, дел о юридической ответственности не входит в его ком­петенцию. Это сфера деятельности обычных судов.

Следует отметить, что подавляющее большинство органов конституционного контроля европейских стран вправе рассма­тривать дела о конституционности нормативных актов по жалобам граждан (так называемым конституционным жалобам). Статьей 116 Конституции Республики Беларусь не предусмотре­но право Конституционного Суда рассматривать обращения граждан по существу. Полагаем целесообразным расширение правовых возможностей Конституционного Суда в отношении защиты конституционных прав и свобод граждан. Тем более, что такая возможность вытекает из смысла статей 61 и 116 Консти­туции Республики Беларусь1.

Речь идет о возможности граждан обращаться в Конститу­ционный Суд непосредственно только в тех случаях, когда их права и свободы нарушены в результате применения противоре­чащего Конституции нормативного акта по конкретному делу (вопросу), рассмотрение которого завершено, и гражданами исчерпаны все другие средства правовой защиты. Установление такого порядка законодательным актом отвечало бы не только целям защиты прав человека и гражданина, но также соответство­вало бы международной практике конституционного контроля.

В целом же можно констатировать, что Основной Закон Республики Беларусь закрепил конституционные основы орга­низации и деятельности судов, а намеченная судебно-правовая реформа, по нашему мнению, должна рассматриваться как неотъ­емлемая составная часть общей реформы государственного аппа­рата, осуществляемой с учетом требований разделения властей.

Следует обратить внимание на то, что мы остановились лишь на концептуальных направлениях совершенствования судебной власти в республике. На практике они будут претво­ряться в жизнь по мере осуществления судебно-правовой ре­формы. В этой связи целесообразно остановиться на причинах, вызвавших необходимость проведения судебно-правовой ре­формы.

Полагаем, что одной из решающих причин, определивших необходимость проведения судебно-правовой реформы в нашей республике, является то, что система органов юстиции, сформи­рованная в основном в условиях тоталитарного режима, не в сос­тоянии выполнять функции, присущие юстиции в правовом го­сударстве. Даже в нынешнем состоянии органы юстиции все еще восприимчивы к диктату преобладающей политической силы и не могут гарантировать беспристрастности рассмотрения тех или иных правовых вопросов. Они никак не могут выйти из-под «опеки» местных органов управления.

Возьмем, к примеру, суд. Свобода личности нуждается в квалифицированной, беспристрастной судебной защите. Однако суд сохраняет свое место в прежней системе правоохранитель­ных органов, главным образом, в качестве учреждения караю­щего, лишенного функциональной гибкости. В уголовном про­цессе, в частности, суд выполняет несовместимые по своему содержанию функции следствия, обвинения, защиты и разреше­ния дела. Он одновременно добывает и исследует доказатель­ства, восполняет пробелы следствия, возбуждает уголовные дела, оглашает обвинительные заключения, возвращает уголов­ные дела на дополнительное расследование и т.д. Реабилитиру­ющая функция еще не получила необходимого развития в дея­тельности суда, который ориентирован прежде всего на выводы обвинительного заключения и доводы государственного обви­нителя. Принцип состязательности сторон еще не стал реаль­ностью в судебном разбирательстве. Таким образом, суд нельзя еще рассматривать в качестве независимого арбитра в споре равноправных сторон.

Необходимо отметить, что в настоящее время численность работников судебных органов в республике не соответствует ре­альным общественным потребностям. Так, на 1 миллион белорусского населения в 90-е годы приходится в 2,5—3 раза меньше судей, чем в развитых странах с аналогичной системой права. Например, в ФРГ на 1 миллион жителей приходится 220 судей и это при том, что в западных государствах суды имеют несравнен­но более высокую организационно-техническую оснащенность, а судьи гораздо более весомый социальный статус1.

Все это говорит о необходимости принципиального перес­мотра системы судебных органов республики и организации их работы. Представляется, что стержневым вопросом судебно-правовой реформы является вопрос о месте и роли Министер­ства юстиции в правовом государстве. Международный опыт свидетельствует о том, что без достаточно сильного Министерства юстиции с широкими полномочиями нельзя рассчитывать на ус­пешное функционирование всей правовой системы в обществе.

23 апреля 1992 г. Верховный Совет Республики Беларусь принял постановление «О концепции судебно-правовой рефор­мы в Республике Беларусь».

Во втором разделе этого документа, который называется «Судебная власть и судебная организация», высказана принципи­альная мысль о необходимости превращения суда из рядового государственного учреждения, придатка административно-командной системы, проводника партийно-государственной по­литики и «органа борьбы с преступностью» в независимый и са­мостоятельный орган государства — орган правосудия. Назначе­ние суда в государстве и обществе — быть гарантом прав и свобод личности, справедливости, законности, демократии, граж­данского мира и согласия. Остальные органы системы юстиции, решая свои чрезвычайно важные и сложные задачи, выполняют тем не менее обслуживающие по отношению к суду функции.

Вот почему созданию авторитетного правосудия, способно­го стать реальным противовесом законодательной и исполни тельной властям, должна послужить коренная перестройка су­дебной системы республики.

Говоря о необходимости такого преобразования, прежде всего подразумевают:

1) переход к рассмотрению основной части судебных дел судьями единолично (предлагается именовать их мировыми судьями);

2)  создание суда присяжных для рассмотрения небольшой части уголовных дел по желанию обвиняемого, когда ему угро­жает мера наказания в виде смертной казни;

3)  рассмотрение остальных дел профессиональным колле­гиальным судом с приданием ему прав апелляционной инстанции.

Такая модель судебной системы с возможными вариация­ми получает все большее признание среди ученых-правоведов и практиков.

В систему органов государственного контроля и надзора входит Прокуратура (ст. 125) и Комитет государственного кон­троля (ст. 129).

На необходимость реформирования действующей системы юстиции указывает также то, что суды, прокуратура, органы дознания и предварительного следствия не в состоянии обеспе­чить надлежащую охрану законности и правопорядка. Число выявленных преступлений в Республике Беларусь намного пре­высило стотысячную отметку и продолжает расти. Особенно тревожит тот факт, что год от года набирает темпы подростко­вая преступность. Наступает наркомания. В республике появи­лись вооруженные банды. Стали практиковаться заказные убийства.

Однако едва ли стоит перекладывать ответственность за положение дел на работников правоохранительных органов. Они           л

в буквальном смысле слова завалены работой. Так, у следователей органов МВД в производстве находится зачастую по 20 и более уголовных дел. Меньшее количество их у следователей прокура­туры, но они ведут дела повышенной сложности и общественной опасности, на расследование которых требуется гораздо больше времени. Судьям приходится ежемесячно разрешать по 50 и бо­лее дел и материалов.

Суды и правоохранительные органы до сих пор связаны по­казателями отчетности. По ним проводится оценка работы суда, следственных органов, прокуратуры и даже адвокатуры. Преж­няя административно-командная система предопределила прио­ритет ценностей: сначала показатель, потом — человек.

Не обеспечена процессуальная самостоятельность следова­теля. Являясь штатным сотрудником органов внутренних дел, государственной безопасности или прокуратуры, он подчинен своим непосредственным начальникам и обязан выполнять ве­домственные приказы и инструкции. Не свободен следователь и от прокурорского влияния. Если это следователь прокуратуры, то у него существует служебная зависимость от прокурора как начальника. В отношении следователей органов внутренних дел и государственной безопасности прокурор осуществляет «надзор за исполнением законов». При этом полномочия прокурора в указанной сфере достаточно широки, что позволяет ему при не­обходимости вмешиваться в процесс расследования, выносить по делу обязательные для следователя решения, а в некоторых слу­чаях даже отстранять следователя от производства предваритель­ного следствия.

Таким образом, в настоящее время управление следствием ведется с использованием тех же ведомственных методов, кото­рые применяются для руководства и другими службами правоох­ранительных органов. Наличие в них параллельных структур предварительного следствия ведет лишь к увеличению управ­ленческого аппарата, к формально-бюрократическому решению вопросов о подследственности преступлений, к снижению эф­фективности расследования. Поэтому результатом правовой ре­формы в этом направлении должно стать создание независимого Следственного комитета, который будет единственным в респуб­лике органом предварительного следствия. Его создание, по мне­нию многих, обеспечит процессуальную самостоятельность сле­дователей, повысит их правовой и социальный статус.

1 В настоящее время при МВД Республики Беларусь создан Следственный комитет, но он осуществляет свою деятельность в рамках системы орга­нов внутренних дел.

Проблемы формирования правового государства в Респуб­лике Беларусь мы не случайно начали рассматривать с поли­тико-правовых аспектов. Они неплохо разработаны в юридичес­кой науке, более понятны и более восприимчивы социальными слоями посттоталитарного общества.

Наши размышления будут неполными без краткой характе­ристики процесса формирования гражданского общества в стране, наличие которого является важнейшим условием фун­кционирования правового государства.

Во втором вопросе мы конспективно дали характеристику гражданского общества. Дополняя сказанное, подчеркнем, что в классическом варианте гражданское общество складывалось вне и помимо государства, заполняя ячейки, свободные от государ­ственно-властного воздействия. Оно во многом противостояло государству, отвоевывало у него пространство для самоорганиза­ции и ставило пределы вмешательства в свою жизнь. При тота­литаризме ячеек, не занятых государством, практически не оста­ется. И потому становление гражданского общества во многом будет результатом государственной деятельности, что, естествен­но, не может не наложить отпечаток на ход и конечный продукт этого процесса.

Основу гражданского общества составляют различные формы собственности. Если при тоталитаризме они сохранились, гражданское общество может восстановиться относительно лег­ко. Ему просто не надо мешать. Гораздо сложнее переход от «со­циалистического» тоталитаризма, характеризуемого единством власти и собственности. Частная собственность здесь может воз­никнуть только в результате широкомасштабной приватизации. Как следствие, приватизация вызывает глубокую трансформа­цию государственной власти, ибо отторгает ее от распоряже­ния всей собственностью страны. После приватизации подме­нять собственника уже не удастся. С ним надо будет считаться, создавать для него разумные и приемлемые «правила игры», пе­реходить от силовых к правовым методам воздействия. Делать все это власть не научилась и поэтому легко может потерять кон­троль над социальными процессами. Инстинкт самосохранения диктует удержание «командных высот» в экономике.

Но если интересам государства приватизация явно не отве­чает, то отдельные его представители, владея рычагами государ­ственной власти, приобрели собственность и тем самым обеспе­чили себе переход в слой частных собственников. Отсюда можно сделать вывод: в условиях посттоталитаризма государственная власть является одним из главных инструментов первоначально­го накопления капитала.

Накопленный наукой и практикой опыт позволяет утвер­ждать, что в Беларуси, как и в некоторых других республиках бывшего СССР, приватизация может пойти по следующей систе­ме координат: с одной стороны, сохранится государственный контроль над значительным объемом собственности, а с дру­гой — личное обогащение чиновников. Поэтому процесс фор­мирования гражданского общества будет затянут и весьма далек от требований социальной справедливости и экономи­ческой целесообразности.

Аналогично идет или же будет идти и становление дру­гих институтов гражданского общества: свободы слова, печати, собраний, митингов, объединений. Разумеется, наличие необходимых рамок для реализации указанных свобод необходи­мо в любом, самом демократическом гражданском обществе. Однако, будучи «дарованными» государством, они не воспри­нимаются как неотъемлемые права личности, а поэтому защи­щаются и сдерживаются не правовыми, а административными средствами.

Вместе с тем либерализация экономики и политики создает некоторые возможности для появления подлинно частного, не связанного с государством бизнеса, подлинно независимых, не пользующихся государственным финансированием прессы, об­щественных объединений и т.д. Если такие структуры, возник­нув, устоят перед соблазном перебраться под «государственное крыло» и выживут, обратное движение к тоталитаризму станет невозможным. Они составят зародыш гражданского общества — постоянного оппонента государства.

В заключение нельзя не сказать о том, что утверждение принципов правового государства в нашей стране как встречало, так и продолжает встречать сопротивление. На наш взгляд, это объясняется тем, что внедрение подобных принципов невозмож­но без полного отказа от командно-административных методов руководства обществом, без преодоления правового нигилиз­ма, волюнтаризма и субъективизма. Это может стать реаль­ностью лишь в условиях установления полной конституционной законности и обеспечения строгой юридической ответственнос­ти, что противоречит устремлениям бюрократических, коррумпи­рованных, мафиозных структур.

В теоретическом отношении серьезным препятствием на пути формирования правового государства является то, что со­ветская юридическая наука долгое время считала неприемлемой даже саму идею создания подобной державы, поскольку эта идея возникла еще в период европейских буржуазно-демократических революций. Такой подход отражал и до сих пор отражает нега­тивное отношение к тем общечеловеческим ценностям, которые складывались тысячелетиями в сфере государственных правовых отношений.

Сейчас стало ясно, что без добротной теории, а также без участия правоведов в правотворческом процессе практика риску­ет пойти по неверному пути. Без глубокой научной экспертизы и широкого обсуждения не должен приниматься и проводиться в жизнь ни один правовой акт.

История показала, что юридическая наука призвана сегод­ня, основываясь на идеалах гуманизма и общечеловеческих цен­ностях, выработать новое, демократическое правовое мышление как составную часть культуры, в центре которой стоят человек, его права и интересы. Прочными юридическими и организацион­ными гарантиями должно быть обеспечено право каждого чело­века на демократию. Альтернативы этому нет.

Нет сомнения, что пройдет немало времени, пока идея пра­вового государства воплотится в действительность. Закрепление в статье первой Конституции Республики Беларусь принципа правового государства следует трактовать не как достигнутое завоевание, а как цель, которая должна определять организацию и функционирование всей государственной системы.

 

 

 


Заключение

 

Смысл и содержание идеи правового государства у одних мыслителей, политических и общественных деятелей зачастую расходились со смыслом и содержанием его у других мыслителей и государственных деятелей. Если у одних, например, идея такого государства ассоциировалась в конечном счете с частной собственностью, богатством определенных классов и слоев, с использованием в различных формах чужого труда, то у других все выглядело как раз наоборот.

Древняя гуманистическая мысль, государственно-правовые взгляды и идеи передовых, прогрессивных мыслителей того времени, несомненно стали первоосновой всего последующего процесса развития гуманистических взглядов и идей, составивших впоследствии фундамент правового государства.

Большое внимание в плане развития идей правового государства в XVIII-XX в. отечественными и зарубежными авторами уделялось вопросам законности и качества права.

Правовое государство в современном обществе – это особое звено политической системы, располагающее специальным аппаратом управления и принуждения. В отличие от других, негосударственных организаций – составных частей политической системы располагает разветвленной системой юридических средств. Они дают возможность оперативно управлять всеми отраслями экономики, оказывать эффективное воздействие на все общественные отношения. Правовое государство обладает суверенитетом.

В отличие от неправового в правовом государстве следует выделить прежде всего такую особенность как верховенство закона. В соответствии с данным признаком ни один государственный орган, должностное лицо, коллектив, государственная или общественная организация, ни один человек не освобождается от обязанности подчиняться закону.

Формирование правового государства в РБ – процесс длительный и весьма тернистый. Это зависит прежде всего от нашего менталитета. Ведь вхождение в состав СССР на протяжении более 70 лет оставило свой отпечаток на взглядах и мировоззрении людей. Но путь к звездам лежит через тернии и мы со временем построим истинное правовое государство не смотря ни на что.


Список литературы

 

  1. Античная литература. Рим: Хрестоматия. М., 1981. С.469.
  2. Коваленко А.И. Правовое государство: концепции и реальность.М.1993.С.34
  3. С. С. Алексеев — Государство и право, 1993г. Юридическая литература
  4. Т. А. Гуменюк — О едином правовом пространстве как условии формирования правового государства. М.1994.С.32
  5. Фаткуллин Ф. Н. Основные учения о праве и государстве.: Учебное пособие. – Казань: Изд. КФЭИ, 1997.С.45
  6. Хропанюк В. Н. Теория государства и права.: Учебное пособие для высших учебных заведений . М. 1995.С.78
  7. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. СПб., 1995.С.89
  8. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.Н.Марченко. М., 1996.С.96
  9. Комаров С. А. Общая теория государства и права: Учебник. – М.: Юрайт, 1997.С.126
  10. А. Б. Венегеров. Теория государства и права: Часть 1. Теория государства. – М.: Юристъ, 1995.С.123
  11. П. 2 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ
  12. А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток , В.А. Кучинский. Общая теория государства и права. Минск. «Тесей» 1999. С. 490-500
  13. Конституция РБ. Минск. «Амалфея» 2004