Курсовая работа «Понятие, сущность и типология государства»

МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

                                                                                              «К защите допускаю»

Кафедра

гражданского и государственного                                   ____________________Лебедев А.Ф

права

«__»______________________2008 г.

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Общая теория права»

 

на тему: «Понятие, сущность и типология государства»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Студент  группы  №70204                                                             _______А.И.Гук

Руководитель            доц. Кафедры Гр. и гос. права                              _______А.Ф.Лебедев

к.юр.н.,доцент

 

 

М и н с к

2008

Содержание

 

Введение…………………………………………………………… 3

 

I.Сущность и понятие государства. Классовое и общечеловеческое в государстве……………………………………………………………… 7

 

II. Признаки государства……………………………………………. 15

 

III. Типология государства

3.1 Основные вопросы типологии государств………..………………… 21

3.2. Общая характеристика отдельных типов государств……………… 22

 

Заключение……………………………………………………….. 26

 

Список использованной литературы…………………………….27

 

 

Введение

Вопрос о понятии государства является достаточно сложным и далеко не ординарным вопросом. Это обусловлено как сложностью и многогранностью самого государства как явления (объективный фактор), так и неодинаковостью восприятия одних и тех же государственно-правовых явлений разными людьми.

По свидетельству известного австрийского юриста Г. Кельзена «трудности в определении понятия «государство» усугубляются ещё и тем, что данным термином, как правило, обозначаются самые разнообразные предметы и явления». Так, этот термин иногда используется в самом широком смысле, а именно «для обозначения общества как такового или же какой-либо особой формы общества». Нередко же он применяется и в очень узком смысле – для обозначения какого-либо особого органа или органов общества, например органов управления или же субъектов управления, а также нации или территории, на которой проживает население той или иной страны.

Кельзен Г. заключает, что неудовлетворительное состояние политической теории, являющейся в основе своей теорией государства, в значительной мере предопределяется тем фактором, что исследователи государства нередко «используют одни и те же термины в совершенно разных значениях или же рассматривают разные явления и понятия как идентичные».

Под сущностью любого явления в философии понимается совокупность наиболее важных, устойчивых, глубинных связей, отношений и внутренних закономерностей, присущих данному явлению и определяющих его главные черты и тенденции развития.

Применительно к государству его сущность составляет такая характеристика, которая раскрывает природу и назначение государства в обществе, а поскольку в социальном назначении государства выражается целесообразность его существования и функционирования как инструмента управления делами общества, то узнать сущность государства означает выявить, в чьих руках сосредоточена государственная власть, чьим интересам служит государство, чью волю оно выражает.

За многотысячелетний опыт образования, становления, развития и функционирования государства у разных народов, в различные исторические эпохи сложились многочисленные теории, научные школы, доктрины, концепции (от теологических, светских до современных авангардистских), в которых теоретически реконструируется государство в любых его проявлениях — причины происхождения, форма, функции, государственная  власть, перспективы и судьбы. При этом важно учесть, что данные теории могут иметь и действительно имеют несхожие, а порой просто противоположные методологические основы (вплоть до идеи о непознаваемости государства). Иначе говоря, ответы на вопросы — что такое государство? каким может быть определение или понятие государства? — естественно и неизбежно предполагают множественность подходов к поиску такого рода ответов.

Понятие государства неразрывно связано, по меньшей мере, с двумя методологически очень важными обстоятельствами. Первое. Государство — это всегда итог, результат социально-духовного, политического, культурного, психоэмоционального творчества людей, общества. Оно представляет собой материально-предметное воплощение соответствующих объективных общественных потребностей. Однажды возникнув, государство не может оставаться неизменным навсегда. Оно — объективно меняющийся и противоречивый внутренне реальный факт исторического движения общества. Государство может и реально переживает, например, такие фазы в своем существовании — становление, развитие, подъем, расцвет, кризис, деградация, упадок. Эти стадии могут проходить вместе или параллельно с обществом или относительно независимо от общества. В связи с этим, естественно, может со стороны общества или исследователя меняться не только субъективная оценочная, ситуативная характеристика государства, но и само его понятие. Другими словами, невозможно сформулировать понятие государства, одинаково успешно «работающее» и объясняющее государства в различные эпохи, в различных формациях и цивилизациях его существования.

Второе. В процессе познания нельзя смешивать понятие (или определение) и понимание государства. Одно из назначений определения государства состоит в том, чтобы выделить государство из окружающих его мира вещей, форм, институтов в различных сферах жизни общества и человека. Определение государства лежит в самом начале познания государства. Понимание же государства в методологическом плане требует выработки развернутой системы понятий и определений, в которых находят свое научное выражение и фиксацию различные стороны исторического движения государства — сущность, формы, функции, государственная власть, государственный аппарат, государственный орган и др. Понять государство — это значит создать развернутую и целостную систему понятий и определений различных сторон государства, т.е. создать своего рода его конкретный теоретический портрет.

Из истории политический мысли известны сотни понятий и определений государства, которые были сформулированы философами, теологами, теоретиками-государствоведами, социологами, практическими политическими и государственными деятелями. Вот лишь некоторые из них: государство — это «сообщество равных людей для достижения возможно лучшей жизни»; государство — это «совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы»; государство — это «власть, население, территория»; государство — это «нечто разумное в себе», или «нравственный универсум»; государство — это политическая форма социально-экономически дифференцированного общества; государство — это аппарат (машина) для поддержания господства единого класса над другим. Широко известны определения государства метафорического характера: «государство — это я»; «государство — это мы».

Выработанные политической мыслью многочисленные понятия и определения государства позволяют сделать следующие методологически значимые выводы:

1) государство — это продукт жизнедеятельности общества в целом (здесь не касаемся чисто теологических доктрин);

2) государство существует не в любом обществе, но только в том, в котором есть развитая и противоречивая структура на всех уровнях (экономика, собственность, формы сознания, личность, социальные классы, социальные группы и др.);

3) общество, в котором есть государство, — это государственно-организованное общество; для такого общества государство — это форма его существования;

4) на теоретическом, познавательном уровне государство и общество не совпадают друг с другом;

5) при любом определении государства речь идет и об определенных властных институтах, государственном аппарате, системе властных государственных органов, в деятельности которых заняты специфические социальные группы;

6) развитые, сложные, противоречивые объективные потребности общества в государстве определяют и само назначение, функции, цели, задачи, деятельность государства; при этом теоретически несущественно, о чем идет речь — достижение «лучшей жизни», «общей пользы», «общего блага» или же самоорганизации, самоуправления общества с помощью государства.

Данные выводы позволяют сформулировать такое определение государства: государство — это организация политической суверенной власти, осуществляющая управление социальными, экономическими, политическими, духовными процессами жизни общества. Здесь важно отметить следующее. Любое определение государства, кто бы его ни давал (например, среди авторов вышеприведенных определений — Аристотель, Г. Гроций, Г. Гегель, К. Маркс, В.И. Ленин), всегда будет неполным, бедным, односторонним и в этом смысле абстрактным. Оно не способно вобрать в себя, научно выразить, теоретически реконструировать многочисленные сущностные, формальные, функциональные, структурные характеристики и свойства государства. При этом абстрактный характер понятий и определений государства не является их недостатком. Он — их неотъемлемое свойство, поскольку связан лишь с самим началом процесса познания и понимания государства.

Проблема формулировки и выбора понятия государства связана с еще одним познавательным моментом. Помимо предельно общего (и в этом смысл предельно абстрактного) понятия государства вообще (без его «привязки» к определенней исторической эпохе, общественной формации, цивилизации, партийно-идеологической системе, географическим координатам, религии и др.) можно и нужно давать (это зависит от целей и задач исследователя), например, понятие национально-конкретного государства (русского, французского, китайского) или рабовладельческого, фашистского, теократического. Таким образом складывается широкая система понятий государства различного уровня обобщенности, которые позволяют увидеть особенности и специфику познания чрезвычайно разнообразного мира государств. Важно только при этом помнить, что все эти многочисленные понятия и определения государства (пусть и абстрактные) — не плод умозрительных конструкций, кабинетных выдумок и фантазий, но определенный теоретический, научный аналог опыта реальной государственной практики. Это верно и в том случае, когда формулируется понятие государства вообще.

Общее понятие государства важно при решении еще одной методологической проблемы. Мировой опыт развития государств, государственного строительства нередко давал такие в этой области результаты, которые невозможно «подогнать» под понятие государства. Это имело место и в исторически давние времена (например, при переходе от первобытного к государственно-организованному обществу), и в средние века, и во времена новой и новейшей истории. Особенно это заметно на фоне наблюдаемых нами мировых интеграционных и глобализационных процессов. Поэтому не случайно в наши дни теория государства стремится более основательно разрабатывать такие понятия, как «протогосударство», «государствоподобное образование», «государственное образование», «государственность». В связи с этим отметим, что понятие государства не только позволяет верно сориентироваться в современных процессах распада и образования государств, но и критически (в лучшем смысле этого слова) оценить и осмыслить проекты идеального государства (например, у Платона или Т. Мора) или идеи о «полугосударстве», «отмирающем государстве» (К. Маркс, В.И. Ленин).

 

Глава I.Сущность и понятие государства. Классовое и общечеловеческое в государстве

 

Государство – основной институт политической системы классового общества, осуществляющий  охрану его монополий на осуществляющий охрану его экономической и социальной структуры. Государство обладает монополией на осуществление от имени всего общества внутренней и внешней политики, исключительным правом издания законов и правил, обязательных для всего населения, правом взимания налогов и сборов. К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что государство носит классовый характер, но его деятельность охватывает и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества.

На протяжении 20-х годов усилиями И. Сталина и всего пропагандистского аппарата были грубо фальсифицированы взгляды марксизма на происхождение и сущность государства, однако сама эта фальсификация не обрела имени своего автора, а выдава­ть за классический марксизм. Постепенно она глубоко внедрилась в общество­ведение, ее тезисы стали считаться чуть ли не самоочевидными истинами. С дру­гой стороны, факты, накопленные исторической наукой, этнографией в XX в. в результате изучения древних, архаических обществ, обогатили прежние пред­ставления о становлении и сущности государства, показали несовместимость сталинской фальсификации, выдаваемой за «марксизм-ленинизм», с этими факта­ми, подтвердили правильность ряда нефальсифицированных выводов. Остано­вимся на этих вопросах.

Если говорить о сути сталинского упрощения и фальсификации рассматривае­мой проблематики, то она сводится к утверждению, будто всегда и всюду именно частная собственность была первопричиной структурной дифференциации об­щества, что именно она расколола общество на классы, стала основой эксплуата­ции и антагонизма, привела к возникновению политики и государствами разве не так все это объясняют многие и сегодня, выдавая за марксизм? Но на самом деле это – не марксизм, а сталинизм.

Согласно Сталину, государство возникает на основе частной собственности и связанного с ней классового антагонизма. Далее, было предано забвению положение Ф. Эн­гельса о том, что классы возникали «двояким путем», причем первый путь связан с общественным разделением труда, с выполнением «общих функций, необходимых для жизни общества», с паразитированием на «общественной должностной функции», а не с частной собственностью на средства производства. Наконец, И. Сталин подверг критике, представив ее мальтузианской, мысль Ф. Энгельса, согласно которой производство и воспроизводство непосредственной жизни вклю­чает производство двух видов: производство средств к жизни и самого человека, продолжение рода, перечеркнув вывод Ф. Энгельса о том, что «общественные порядки, при которых живут люди», обусловлены «обоими видами производства», а следовательно, структурализация общественных отношений – возникновение групп – зависит от развития не только труда, производства средств к жизни, но и семьи, производства самого человека.

Мало того, была подвергнута ревизии сама историческая концепция К. Марк­са, согласно которой переход от первичной (доклассовой) формации ко вторичной (классовой) формации имеет свои варианты: от первобытнообщинного строя возможно развитие и к рабству, и к феодализму, и к азиатскому способу произ­водства. Эта концепция К. Маркса, предполагавшая варианты развития и от вторичной (классовой) формации к неклассовому обществу, была вообще отбро­шена. Вместо нее И. Сталин ввел «пятичленку», согласно которой пять форма­ций – первобытнообщинный строй, рабство, феодализм, капитализм и комму­низм – представляют собой те общественно-экономические устройства, через которые будто бы неизбежно проходят все народы. Выдавая это свое изобрете­ние за марксизм, И. Сталин не считал нужным напомнить своим читателям, что К. Маркс категорически возражал против превращения его учения «в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические условия, в которых они оказываются. Такие толкования своего учения К. Маркс считал одновременно слишком лестными и слишком постыдными для себя.1

Как известно, работа Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собствен­ности и государства» была написана на основе вышедшего в 1877 году фундамен­тального исследования Льюиса Г. Моргана «Древнее общество», в котором на основе достоверных данных прослеживался процесс становления цивилизации. В 1880–1881 годах К. Маркс составил конспект исследования Льюиса Г. Морга­на, позже использованный Ф. Энгельсом; Однако как ни был серьезен для своего времени труд Льюиса Г. Моргана, он не остался единственным. «Чем меньше развит труд, – писал Энгельс, – тем более ограничено количество его продуктов, а следовательно, и богатство общества, тем сильнее проявляется зависимость общественного строя от родовых связей».[5, c.215] И. Сталин совершенно не воспринимал всей глубины диалектико-материалистического подхода Ф. Энгельса к этим проблемам, а не поняв сути дела, решил «исправить» классики, высказав критические замечания по этому вопросу. Эти замечания И. Сталина, обвинения Энгельса в мальтузианстве имели далеко иду­щие последствия: в советском обществоведении на многие десятилетия (вплоть до наших дней) укоренилось упрощенное понимание материального производст­ва, игнорирующее его важнейшую часть – производство самого человека. А ведь знания, накопленные человечеством после выхода работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», особенно ярко раскрыли справедливость диалектико-материалистических идей именно в этом вопросе, еще ярче показали ошибочность и ограниченность сталинской критики. Речь идет о том, что согласно представлениям, базирующимся на знаниях, полученных уже в XX веке, на дифференциацию общества и становление соци­ально-классовой структуры существенное воздействие оказали факторы, связан­ные как раз со вторым видом материального производства – с воспроизводством самого человека, и прежде всего такой основополагающий фактор воспроизвод­ства, как запрещение инцеста (кровосмешения), что не только способствовало выживанию и укреплению рода человека, но и оказало многоплановое воздействие на развитие общественных отношений.

В первой половине XX века существенный вклад в изучение различных сторон жизни первобытных, архаических обществ внес Марсель Мосс (1872–1950 гг.). Этот французский этнограф и социолог в работе «Опыт о даре. Форма и основа­ние обмена в архаических обществах» (1925 г.) на большом фактическом матери­але показал, что еще задолго до развития товарных отношений универсальным средством обмена были взаимные дары, которые формально являясь доброволь­ными, в действительности оказывались строго обязательными. М. Мосс, обосно­вывая установку на комплексное исследование социальных фактов с целью выявления наиболее фундаментальных из них в тех или иных социальных систе­мах, выдвинул идею «тотальных социальных фактов».[2, c.115]

Его системно-структурный подход к исследованию архаических обществ ока­зал известное влияние на Клода Леви-Стросса (род. 1908 г.), другого француз­ского этнографа и социолога, одного из главных представителей структурализма, много сделавшего для анализа культуры и социального устройства первобытных племен. Опираясь на трактовку М. Моссом развития первобытного общества, К. Лев Стросс разрабатывал и обосновывал идею, согласно которой, если ее перевести на язык материализма, особенности производства человека (воспроиз­водство рода), а именно запрет инцеста, явились исходным социальным фактом в выделении человека из мира природы.

Оставим на время справедливое обоснование того, что запрет инцеста наложил глубокую печать на развитие общества, на его культуру, на структуру внут­ренних и внешних отношений. Это был действительно переворот во всей общественной жизни.

Вернемся к самому введению этого запрета. Во-первых, нельзя опровергнуть того, что запрет инцеста был сознательным выходом из длительного историчес­кого развития, показавшего, что кровосмешение ведет к вырождению рода, ста­вит на грань гибели, что отказ от права иметь женщину своей группы может уст­ранить эту гибельную опасность. Во-вторых, чтобы осознание вреда кровосме­шения превратилось в его практическое исключение, нужны были – и в этом тоже не приходится сомневаться – весьмя суровые меры общественного воздей­ствия, а скорее крайне жестокого, если не свирепого, пресечения неизбежно встречавшихся вначале отступлений от этого запрета-табу, еще недавно не су­ществовавшего. В-третьих, когда речь идет о становлении государства, исход­ный признак которого – наличие особых групп людей, применяющих от имени общества насилие по отношению к другим членам общества, не только нельзя исключить, но и есть все основания счита ъ, что именно те родовые органы, ко­торые выполняли крайне важную общую функцию – поддерживали запрещение инцеста как посредством насильственного пресечения кровосмешения внутри ро­да, так и путем развития связей с иноплеменниками в целях взаимообмена жен­щинами – были, независимо от наличия или отсутствия частной собственности и классов, древнейшими элементами новой, нарождавшейся государственной структуры.

Конкретное изучение архаических обществ должно показать, где и почему государственная структура предшествовала возникновению частной собственнос­ти и классовой структуры, а где развитие имело противоположную последова­тельность или сочетало и то, и другое. Во всяком случае, исследования Леви-Стросса и других этнографов, занимавшихся изучением древнего общества, говорят о возможности разных вариантов исторического развития. Леви-Стросс хорошо показал, как под воздействием запрещения кровосмешения, т.е. из-за потребностей развития того вида материального производства, который был связан с воспроизводством самого человека, происходила структурализация общества, менялись отношения в нем, развивалась культурам.

Исследования этнографов также показывают, что в процессе развития чело­веческих общностей – от локальной группы охотников и собирателей до надобщинных структур, представленных протогосударством, – возникало и усилива­лось неравенство, деление на богатых и бедных. Становясь устойчивым, это деление было не результатом разных трудовых усилий индивидов и прямой эксплуатации своих соплеменников, а в большей степени следствием разделения труда, неодинаковым положением в постепенно складывавшейся социальной иерархии, связанным с исполнением необходимых для общественной жизни общих функций, требовавших применения насилия.

Уже на этапе существования протогосударства именно социальный статус место того или иного индивида в аппарате управления определяли его доста­ток. И дело не только в потребляемой им пище. «Гораздо существеннее, – пи­шет Л. Васильев, – неравенство в социальном статусе и в тесно связанных с ним одежде, украшениях и регалиях, величине жилища, количестве жен, нако­нец, в традиционно ценимом престиже и проистекающих из него привилегиях. Словом, это неравенство прежде всего социальное однако при этом важно отметить, что неравенство, как и вообще социальная иерархия, членение кол­лектива на слои и страты, возникновение аппарата управителей не были пока связаны с делением общества на противостоящие друг другу антагонистические группы, различающиеся отношениями собственности».

Таким образом, теперь уже известна не только прежняя схема возникновения государства, выводящая его из частной собственности, эксплуатации и классовых антагонизмов, но также и другая, опирающаяся на необходимость исполнения разнообразных общественно значимых функций. Естественно, что обобщение всех этих обстоятельств позволяет и требует по-иному подойти также и к пони­манию сущности государства, ею природы.

Со времени возникновения государства делались многократные попытки раскрыть его суть как такового, показать его природу. В рамках изучаемого процесса нужно четко разграничивать, во-первых, естественноисторическую эволюцию, развертывающуюся объектив­но и стихийно, т.е. независимо от воли и сознания людей, и, во-вторых, такие стороны общественного развития, когда процесс развертывался главным образом на основе определенного предварительного представления, выбора, решения (плана). При этом само его развертывание в общем и целом как раз и есть реализация этого предварительного понимания, выступающего как его внутрен­ний смысл, его цель, и вместе с тем существенно различающихся процессов возможны весьма серьезные ошибки. Скажем, возникновение частной собственности, социального неравенства, классов и эксплуатации было, очевидно, естественноисторическим процессом, развивающимся спонтанно, стихийно, беспланово, независимо от сознания людей. Об этом процессе у людей не было никакого представления, никто не ставил цели «утвердить частную собственность» или «создать классы». Потому-то представляется наивным понимание Ж.-Ж. Руссо процесса возникновения частной собственности: «Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: «Это мое!» и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным:

«Остерегитесь слушать этого обманщика; вы погибли, если забудете, что плоды земли – для всех, а сама она – ничья».[3, c.72]

Наивным в этом рассуждении является не уверенность Руссо в том, что частная собственность – главный источник преступлений, войн, убийств, несчас­тий и ужасов, а его убеждение в продуманности частной собственности, в том, что ее возникновение – следствие доверчивости «людей достаточно простодуш­ных», результат сознательного соглашения, с чем, разумеется, нельзя согласить­ся. В процессе полустихийной полусознательной жизни люди приходили к мысли о необходимости не только сохранить прежние родоплеменные структуры общественного управле­ния, но и договориться о том, чтобы придать подобным структурам новые общественно-государственные качества.

Государство – это прежде всего исторически сложившаяся, сознательно орга­низованная социальная сила, управляющая обществом. Это фактически первая сознательно созданная обществом и планомерно функционирующая организация, оказывавшая и оказывающая огромное воздействие на жизнь индивидов, соци­альных групп и всего общества.

Управлять обществом – это значит управлять определенной массой людей, на которых и могут быть распространены государственные управленческие функции. Управлять обществом, массами составляющих его людей – это вовсе не зна­чит отдавать любые распоряжения в надежде на их добросовестное исполнение гражданами.

В любом обществе, не только из-за несовпадения интересов граждан, но и из-за наличия антиобщественных элементов, никогда не бывает полного согласия всех с действующими законами и осуществляемыми целями – причем как в том случае, когда эти цели действительно отвечают интересам большинства, так и особенно в том, когда под видом общих целей обществу навязываются специфи­ческие интересы господствующей или доминирующей общественной силы.

Любое государство, вместе с решением только классовых задач, выполняет и общечеловеческую миссию, ведь без этого не может существовать ни одно общество. К  общим делам относится осуществление разно­образных коллективных потребностей общества: организация здра­воохранения, образования, социального обеспечения, средств транс­порта и связи, строительство ирригационных сооружений, борьба с эпидемиями, преступностью, меры по предотвращению войны и обеспечению мира и т. п.

Государство является инструментом социального компромисса, оно должно смягчать и преодолевать противоречия между различными слоями населения и общественными силами, обеспечение общесоциальной направленности в содержании всех осуществляемых им функций. Сочетая в себе, таким образом, и классовое, и общечеловече­ское, государство выступает одновременно и как организация политической власти общества, и как его единственный офици­альный представитель. Согласно этому оно призвано обеспечить выполнение и общих дел, вытекающих из природы всякого обще­ства, и специфических классовых задач.

Соотношение между общечеловеческим и классовым в государстве в разные эпохи не одинаково, оно не стоит на месте, а динамично отражает реалии социально-экономического и политико-государственного развития, достиг­нутый уровень прогресса и демократии.

Поэтому в определенных условиях, в характеристике сущности и социаль­ного назначения государства на первый план выступает классо­вое господство, насилие, подавление.

В современных условиях на первом месте стоит приоритет общечеловеческих ценно­стей. Такая гуманистическая тенденция особенно наглядно про­является в последние десятилетия в развитых государствах Аме­рики и Европы. У нас в стране пока только говорят о общечеловеческих ценностях, на деле выходит иначе.

«Демократическое, цивилизованное государство, в котором процесс формирования и деятельности всех государственных ор­ганов строго основывается на праве, существует разделение вла­стей, обеспечивается верховенство закона и отношение к челове­ку, его правам и свободам как к высшей ценности, является пра­вовым. На сегодня это наиболее высокая ступень организации политической власти общества за всю многовековую историю развития государства.»[4, c. 97]

Подводя итог вышеизложенному, о сущности и социального назначения государства можно дать такое определение. Государство – это организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классо­вых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества.

Рассматривая конкретные исторические условия развития различных стран необходимо так же учитывать религиозный, национальный и некоторые другие факторы. Но это не означает, что все эти факторы должны быть отражены в определении государ­ства вообще, достаточно исходить из его наиболее общих началобщечеловеческого и классового.

 

Глава II. Признаки государства

 

Признаки любой вещи являются свойствами данной вещи, образующими ее качественную, а не количественную сторону. Признак вещи не может существовать вне и помимо самой вещи. Признаки позволяют не только отличить вещь от иных, сходных с нею или не сходных, вещей. Они помогают более наглядно, предметно-вещественно, осязаемо раскрыть содержательную, сущностную и функциональную стороны вещи. Эти общие методологические положения вполне применимы и к государству.

Традиционно в юридической литературе чаще всего выделяют следующие признаки государства:

1. Территориальная организация населения и осу­ществление публичной власти в территориальных преде­лах. В догосударственном обществе принадлежность индивида к тому или иному роду обусловливалась кровным или предполагаемым родством. Причем род часто не имел строго определенной территории, переме­щался с одного места на другое. В государственно-орга­низованном обществе кровнородственный принцип ор­ганизации населения потерял свое значение. На смену ему пришел принцип его территориальной организации. Государство имеет строго локализованную территорию, на которую распространяется его суверенная власть, а население, на ней проживающее, превращается в под­данных или граждан государства. Возникают, таким обра­зом, пространственные пределы государства, в которых появляется новый правовой институт — подданство или гражданство.

С территориальной организацией населения сопря­жено не только возникновение государства, но и начало  складывания отдельных стран. А потому с этих позиций понятия «государство» и «страна» во многом совпадают.

Административно-территориальная организация населения как признак государства, прежде всего, раскрывает взаимосвязь таких понятий и реальностей, как власть, население (общество), территория. Данный признак показывает, что государство, каким бы оно ни было (большим или малым, сильным или слабым, развитым или слаборазвитым), всегда существует и функционирует в определенных территориально-пространственных и социальных (население, общество, нация, народ) границах. Поэтому нет мирового государства, мировой публичной власти (мирового правительства).

Для общества свойственны разнообразные, разносодержательные, равнозначимые отношения и связи — экономические, имущественные, религиозные, нравственные, психо-эмоциональные, ценностные, кровнородственные и др. Собственно, эти связи и отношения и делают общество обществом. Если же в обществе есть государство, то к данным отношениям с необходимостью добавляются властеотношения, государственные управленческие отношения, административно-территориальные связи. Данный признак (конечно, не только он) естественно и не случайно порождает такие институты и явления, как «гражданство», «гражданин», юрисдикция», «действие государства и его законов в пространстве и по кругу лиц». Государство наряду с иными видами социальных связей выполняет функцию своего рода политико-правовой скрепы общества, его формы, способа организации жизнедеятельности и существования общества.

От негосударственных организаций (профсоюзов, по­литических партий и др.) государство отличается тем, что олицетворяет все население страны, распространяет на него свою власть. Профсоюзы и политические партии объединяют в своих рядах часть населения, создаются   добровольно по тем или иным интересам.

2. Публичная (государственная) власть. В качестве признака публичная власть раскрывает государство прежде всего как институциональную систему, совокупность институтов власти, государственный аппарат, государственные властные органы, правоохранительную систему, систему военных структур, карательные, репрессивные органы. Публичная власть включает в себя и специальный слой людей, т.е. государственных служащих, чиновников, которые на материально-финансовой основе осуществляют профессионально властную, управленческую, правотворческую, правосудную, военную, дипломатическую и иные виды деятельности.

Публичная власть особенно ярко показывает несовпадение, нетождественность государства и общества. При этом нисколько не снижается научная значимость понятия государства как политической формы, способа организации общества в целом. Именно данный признак фиксирует деление общества на властвующих и подвластных, управляющих и управляемых. Одновременно сохраняет свою научную и практическую значимость деление элементов структуры общества по имущественным, идеологическим, религиозным, половозрастным, национальным, классовым, сословным, групповым основаниям.

Деление общества в связи с публичной властью на властвующих и властных, управляющих и управляемых не следует рассматривать как недостаток, дефект, болезнь общества, от которых необходимо поскорее избавиться. Этот признак не подводит к тому, чтобы понимать государство только и исключительно как добро или зло. И теоретически, и практически он раскрывает, насколько сложным, неоднозначным, противоречивым и даже трагическим может быть соотношение государства и общества. Общество может испытывать доверие или недоверие к институтам публичной власти. Более того, отношение общества к власти может принять самые радикальные революционные формы. И этому история дает немало примеров. Другими словами, государство, публичная власть могут отделить себя, например, от церкви, но никогда не сумеют отделить себя от общества, человека даже в состоянии крайнего отчуждения от своей социальной основы.

Итак, публичная власть как признак государства называется публичной по следующим основаниям. Во-первых, она является предметно-институциональным воплощением, реализацией объективных общественных потребностей в государстве. Во-вторых, она выступает и действует всегда (даже на официальном уровне — монарх, президент, парламент, правительство, суд, армия, даже в случаях ошибки) от имени общества, народа, нации. В-третьих, по своему назначению, целям, задачам, функциям она действует, призвана действовать в интересах общества. В-четвертых, она открыта и доступна обществу в той или иной форме (политические партии, избирательные системы, общественные организации, общественные движения вплоть до революционных выступлений, восстаний и др.).

В своем содержании, институциональном составе, структуре и системе государственного аппарата, соотношении государственных органов, принципах и организации их деятельности публичная власть зависит от степени развитости государства и общества в целом, их исторического типа, цивилизационной принадлежности, конкретной стадии их исторического движения.

Следует отметить, что власть существовала и в догосударственном обществе, но это была непосредственно общественная власть, которая исходила от всего рода и использовалась им  для самоуправления. Она не нуждалась ни в чиновниках, ни в каком-либо аппарате. Принципиальная особенность публичной (государственной) власти состоит в том, что она воплощается именно в чиновниках, т.е. в профессиональном сословии (разряде) управителей, из которых комплектуются органы управления и принуждения (государственный аппарат). Без этого физического воплощения государственная власть представляет собой лишь тень, воображение, пустую абстракцию.

Олицетворенная в государственных органах и учреждениях, публичная власть становится государственной властью, т. е. той реальной силой, которая обеспечивает государственное принуждение, насилие. Решающая роль  в реализации принуждения принадлежит тем или иным силовым структурам и специальным учреждениям.

3. Государственный суверенитет. Понятие «государственный суверенитет» появилось в конце средних веков, когда потребовалось отделить государственную власть от церковной и придать ей исключительное, монопольное значение. Ныне суверенитет — обязательный признак государства. Страна, его не имеющая,— это колония либо доминион.

Суверенитет как признак государства означает верховенство и независимость государства, государственной власти внутри и вне общества, на территории, на которой возникло, существует и действует данное государство, и по отношению к другим иностранным государствам. Как политико-правовое явление суверенитет свойствен государству в целом, но не отдельным его институтам, должностным лицам, представителям, — например, монарху, президенту, правительству, главе правительства, парламенту, депутату парламента, судье.

За последние несколько сот лет сложились различные теории суверенитета — доктрины «государственного суверенитета», «суверенитета народа», «суверенитета нации», «ограниченного суверенитета», «абсолютного суверенитета» вплоть до современных авангардистских теоретических версий об утрате суверенитетом в условиях глобализационных процессов своего научного и политико-практического значения.

Как признак государства суверенитет фиксирует уникальное и единственно возможное место, которое занимает государство в обществе. Он есть непосредственное выражение самостоятельности (пусть и относительной) государства по отношению к обществу в целом, составляющим его социальным классам, группам, сословиям, нациям, этносам, политическим партиям, общественным организациям, отдельной личности. Без самостоятельности, без суверенитета государство не смогло бы сколько-нибудь эффективно и даже просто реально реализовать свое назначение, свои функции. Правда, такие теоретические и политико-правовые конструкции, как «суверенитет народа», «народ — единственный источник власти», «право нации на самоопределение», «государственное образование» показывают сложную и противоречивую природу государственного суверенитета, которая реально зависит от формы правления государства, формы государственного устройства, социально-экономических, политических, национальных процессов и движений в обществе, от конкретно-исторического типа общества.

Суверенитет государства стремится быть абсолютным, т.е. неограниченным. Однако в реальной жизни он ограничивается факторами различного свойства — внешними, внутренними, объективными, субъективными. Среди них можно назвать мировую систему государств, военный захват всей территории или части территории государства другими государствами, объективные экономические законы, нравственный и духовный мир человека.

Итак, суверенитет как свойство (атрибут) государственной власти заключается в ее верховенстве, самостоятельности и независимости.

Верховенство государственной власти внутри страны обозначает: а) универсальность ее властной силы, кото­рая распространяется на все население, все партии и общественные организации данной страны; б) ее преро­гативы (государственная власть может отменить, при­знать ничтожным всякое проявление любой другой общественной власти, если последняя нарушает закон); в) наличие у нее таких средств воздействия, которыми никакая другая общественная власть не располагает (армия, полиция или милиция, тюрьмы и др.).

Самостоятельность и независимость государственной власти от всякой другой власти внутри страны и вне ее выражается в ее исключительном, монопольном праве свободно решать все свои дела.

В Советском Союзе и бывших социалистических государствах государственная власть не была ни верхов­ной, ни самостоятельной, ни независимой, ибо выше нее была власть партийная. Государство проводило в жизнь партийные директивы, было исполнительным инстру­ментом правящей партии. Все это ослабляло государст­венную власть, стало одной из причин глубокого кризи­са общества и государства.

4. Неразрывная связь государства и права. Без права государство существовать не может. Право юридически оформляет государство и государственную власть и тем самым делает их легитимными, т.е. законными. Госу­дарство осуществляет свои функции в правовых формах. Право вводит функционирование государства и государ­ственной власти в рамки законности, подчиняет их конкретному правовому режиму. При такой подчинен­ности государства праву и формируется демократичес­кое правовое государство.

Эти признаки нередко включаются и в содержание самих понятий или определений государства.

В качестве признаков государства в юридической литературе называются также налоги, займы, иногда — даже право и государственный язык. Несомненно, именно государство устанавливает, взимает налоги, формирует или изменяет налоговую систему. Однако налоги по своей природе, прежде всего, экономический, а точнее, социально-экономический институт, который возникает в результате действий сложнейших социально-экономических механизмов и процессов. Здесь же наряду с налогами возникают и такие институты, как «деньги», «прибыль», «проценты», «заработная плата» и т.п. С такого рода оговорками налоги можно считать одним из признаков государства.

Право возникает в силу одних и тех же объективных причин и потребностей одновременно с государством. В своем взаимодействии они образуют своеобразное единое целое — «государство-право», существуя и функционируя в этом взаимодействии неразрывно друг от друга. Однако это еще не означает, что государство и право являются друг для друга признаком, причиной своего возникновения. Теоретические конструкции «государство ничто без права» или «праве ничто без государства» крайне упрощенно толкуют проблему. Все-таки государство и право — не отрицая их теснейшего и необходимейшего взаимодействия — в своем содержании, организации, историческом движении, формах — достаточно самостоятельные явления. Тот же факт, что бытие одного явления невозможно без другого явления, еще не означает, что они представляют собою признак друг для друга. Например, государство невозможно во всех смыслах без общества, экономики, природной окружающей среды. Но при этом ни общество, ни экономическую систему, ни воздух, ни солнце нельзя считать признаками государства.

Примерно то же самое можно сказать и о понимании государственного языка как признака государства. Язык как средство коммуникации, знаковая система, инструмент мышления и передачи информации рождается долгим историческим опытом (в том числе и государственно-правовым) данного общества, народа. Он развивается по свойственным ему логике и закономерностям, испытывая при этом на себе воздействие и со стороны общества, государства. Государство «разговаривает» с обществом, личностью, общественными институтами на том языке, который объективно сложился и функционирует в данном обществе, народе. Государственный язык — теоретико-практически, политико-юридически важное, значительное, но самостоятельное понятие.

В своем предметно-вещественном, организационном содержании признаки существовавших и существующих государств, естественно, неодинаковы. Известны различные варианты института монархии, парламента, правительства, судебной системы, полицейской системы, армии (истории известны примеры отсутствия армии), административно-территориальной организации (области, края, районы, провинции, губернии, земли, штаты и др.), налоговой системы (история знает случаи отсутствия налогов вообще).

Государство существует в обществе всегда в единственном числе. Его трудно и даже невозможно спутать с другими политическими и неполитическими институтами (партии, профсоюзы, церковь и др.) данного общества. Это верно и в той ситуации, когда какой-либо государственный орган образно называют «государством в государстве».

Кроме названных признаков в теории выделяют формальные атрибуты, символику государства. К последним относят герб, флаг, гимн, столицу. Как показывает историческая практика многих государств, в том числе и российского государства, атрибутика подвижна, изменчива. Это происходит в силу различных причин и обстоятельств — мировоззренческих, идеологических, политических, религиозных, национальных, военных и др. Атрибуты, символика, конечно же, помогают полнее, тоньше осмыслить государство, его намерения, предпочтения; помогают выстроить развернутый образ государства в целом.

Таким образом, понятие государства, его характеристики конкрети­зируются при раскрытии признаков, отличающих его как от родового строя, так и от негосударственных организаций общества. Анализ призна­ков государства углубляет знания о нем, подчеркивает его уникальность в качестве ничем не заменимой формы организации общества и важнейшего общественно-поли­тического института.

 

Глава III. Типология государства

3.1 Основные вопросы типологии государств

 

Первые попытки типизации государств были предприняты еще Аристотелем, который считал, что основными критериями разграничения государств являются, во-первых, количество властвующих в государстве и, во-вторых, осуществляемая государством цель.

Попытки типизации государств предпринимали также: Г. Елинек, Г. Кельзен, Р. Макайвер, Р. Дарендорф и др.

Под типом государства понимаются взятые в единстве наиболее общие черты различных государств, система их важнейших свойств и сторон, порождаемых соответствующей эпохой, характеризующихся общими сущностными признаками.

До последнего времени вопросы типологии государств рассматривались преимущественно с позиций формационного подхода. Суть его состоит в том, что в основе типизации государств лежит категория общественно-экономической формации, основанной на том или ином способе производства, отражающей соотношение базиса и надстройки, классовой сущности, целей, задач и функций государства с позиции его социального назначения.

Известная триада К. Маркса делит мировую историю на три макроформации: первичную (архаичную), вторичную (экономическую), третичную (коммунистическую), получившие название общественных. Основными критериями такой классификации являются, во-первых, наличие или отсутствие частной собственности; во-вторых, наличие или отсутствие противоположных классов; в-третьих, наличие или отсутствие товарного производства. Следовательно, государственно-организованное общество – элемент экономической общественной формации, в рамках которой выделяются соответствующие способы производства: азиатский, античный, феодальный, буржуазный. В этом случае в основу деления истории социального развития положена идея естественноисторического процесса смены одной общественно-экономической формации другой.

Наряду с формационным подходом к решению вопроса типологии государств широко применяется цивилизационный подход, в основе которого тоже лежит идея соотношения государства и социально-экономического строя с учетом духовно-нравственных и культурных факторов общественного развития.

В самом общем виде понятие «цивилизация» можно определить как социокультурную систему, включающую как социально-экономические условия жизнедеятельности общества, так и этнические, религиозные его основы, степень гармонизации человека и природы, а также уровень экономической, политической, социальной и духовной свободы личности. Цивилизация, её ценности влияют не только на социальную, но и на государственную организацию общества. Каждая цивилизация придает устойчивую общность всем государствам, существующим в её рамках.

 

3.2 Общая характеристика отдельных типов государств

 

1. Рабовладельческое государство явилось первым историческим типом государства, возникшим на рубеже IV и III веков до нашей эры (Месопотамия, Египет). Рабовладельческий строй существовал в странах Азии, Европы и Африки вплоть до III – V веков нашей эры. У славян возникновение государства относится к эпохе феодализма, поэтому они миновали рабовладельческий строй.

Экономическую основу рабовладельческого государства составляли производственные отношения, характеризуемые тем, что частной собственностью рабовладельца были не только орудия производства, но и рабы, которых нещадно эксплуатировали, продавали, покупали, могли безнаказанно убивать и т.д.

В основе рабовладельческой эксплуатации лежит прибавочный продукт, создаваемый посредством внеэкономического принуждения. Рабовладельческое хозяйство строилось на непосредственных отношениях господства и подчинения.

Самым главным противоречием рабовладельческого общества, неминуемо ведшим его к гибели, было противоречие между рабской формой труда и рабовладельческой формой собственности, между рабами и рабовладельцами.

Основной экономический закон рабовладельческого общества состоял в производстве добавочного продукта путем эксплуатации рабов в условиях полной собственности рабовладельцев на средства производства и рабов.

Рабовладельческое государство представляло собой орган классового господства и насилия класса рабовладельцев над рабами и мелкими производителями – крестьянами и ремесленниками. Это была гигантская машина военно-политического характера, располагавшая всеми средствами принуждения: вооруженной силой, полицией, тюрьмами, аппаратом чиновничества, которые являлись орудием диктатуры класса рабовладельцев.

Классовая сущность государства проявлялась в его функциях, которые показывают, для чего рабовладельцы организовались в государство. Функции рабовладельческого государства:

—             подчинение сопротивления рабов;

—             охрана рабовладельческой собственности на орудия и средства производства;

—             идеологическое воздействие и создание культурных ценностей;

—             обороны страны и мирного контакта с другими народами;

—             захвата чужих территорий;

—             по управлению завоеванными территориями.

2. Феодальное государство является исторически вторым типом государства, который отображает качественный скачек в поступательном развитии человеческого общества, ибо перемена формы эксплуатации превратила рабовладение в крепостничество.

Способом присвоения феодалом прибавочного продукта была земельная рента. Известны три её формы: отработочная, продуктовая, денежная, которые условно соответствуют трем периодам в развитии феодального государства.

Вся деятельность феодального государства сводилась в основном к одному – удержать власть помещиков над крепостными. На крестьянство ложилась вся тяжесть содержания класса эксплуататоров: князей, дворянства, духовенства. Крестьянин не признавался полной собственностью помещика, но мог быть продан, куплен, наказан своим господином.

В истории Западной Европы феодализм занял более чем тысячелетнюю эпоху (V – XVII века). Экономический строй, взаимоотношения классов, государственные порядки и правовые институты нашли свое отражение в сословно-корпоративной структуре феодализма. Антагонистические противоречия между феодалами и угнетенными массами, борьба между различными группировками среди феодалов – вот чем характерно это общество.

Эволюция социально-экономических и политических институтов приводила и к изменениям в государстве. На первом этапе раннефеодального строя существует раннефеодальное государство (конец V – середина XI века). Феодализм еще только консолидируется и упрочняется как новая общественно-экономическая формация; в рамках данного этапа государства сначала организуются в большие, но весьма слабые по степени интеграции монархии. Для второго этапа – периода полного развития феодального строя, фазы его расцвета (середина XI – конец XV века) типичны централизованные сословно-представительные монархии. Для третьего этапа – периода позднего средневековья (конец XV – XVII век), полосы заката, упадка феодализма и зарождения капиталистического способа производства характерны абсолютные монархии.

3. Буржуазное (капиталистическое) государство возникает в ходе разложения феодального строя, связано с победой новых капиталистических общественных отношений. Основной задачей его становится обеспечение господства диктатуры класса буржуазии. Экономической предпосылкой появления этих отношений является универсализация существующей частной собственности, растущая степень ее обобществления. В основе этого государства лежит капиталистическая частная собственность на орудия и средства производства, но не на работника. На первый план здесь выходит Экономическое принуждение, отношения эксплуатации сохраняются. Появляется наемный труд в национальном масштабе.

В литературе все больше утверждается мнение о том, что существование современного западного общества и его государства закономерно, что при достижении высшей точки развития в традиционном индустриальном направлении эволюционным путем появляется новая социальная система, существующая с оставшимися социалистическими государствами. За капитализмом и его государственным формами наступает иная фаза развития, получившая название постиндустриального общества, в котором буржуазное государство способствует трансформации капитализма в смешанную экономику; государство изображается как одинаково заботящееся об интересах всех слоев общества, а национализированный сектор экономики, её регулирование и программирование, государственная система социального страхования есть свидетельство конвергенции двух социально противоположных систем.

4. Социалистическое государство представляет собой четвертый тип государства, который может возникнуть только в ходе социалистической революции, при соответствующих условиях, связанных с развитием буржуазного общества.

В теоретическом плане «социалистическое государство» означает некую абстракцию (а в политическом отношении идеал), содержащую набор признаков, принципов и норм, отличающих данное государство от капиталистического. В первую очередь необходимо наличие материальных (экономических) предпосылок, связанных с обобществлением собственности, концентрацией её в руках меньшинства во все увеличивающихся размерах, что приводит к углублению классовых противоречий, которые решаются в ходе социалистической революции.

Государство по-новому диктаторское и по-новому демократическое выступает политической организацией большинства населения во главе с рабочим классом.

Если все предыдущие государства были основаны на частной собственности, то экономической основой социалистического государства является общественная собственность в различных её формах, что дает возможность ликвидировать эксплуатацию человека человеком, устранить все причины, её порождающие.

Модель социализма 30-50-х годов базировалась на полном огосударствлении основных средств производства, вмешательстве государства во все сферы общественной жизни; административно-командной организации труда и других видов общественной деятельности; примате общественного интереса перед личным и свертывании на этой основе ряда прав и свобод граждан; первенстве партийного интереса и интереса государственной безопасности над всякими другими; идеологическом давлении государства на граждан. В практическом воплощении данной модели сопутствовали тоталитаризм и вождизм, произвол и террор, конформизм, догматизм и идеологический вакуум.

Современная модель социализма реально ставит человека с его потребностями и интересами в центр всей общественной жизни; освобождает его от патерналистской политики государства; допускает разнообразие форм собственности; утверждает трудовой характер присвоения; гарантирует социальную справедливость в распределительных отношениях; социальную защищенность малоимущих через государственные и общественные фонды

 

Заключение

 

На основании вышеизложенного можно сделать заключение, что государство возникло не сразу, а как результат эволюции человека и его мышления, на основе влияния не только объективных, но и субъективных причин.

Появление государства было объективной закономерностью, следствием всего предшествующего развития первобытнообщинного строя: отделения человека от животного мира, общественного разделения труда, роста его производительности, возникновения семьи, частной собственности на орудия и средства производства, эксплуатации соплеменников и рабов, имущественного расслоения членов племени, рода и т.д.

Однако все эти факторы не имели бы сейчас такого значения, если бы за всей этой чередой исторических событий не последовал раскол общества на антагонистические классы. Последние же были не просто большими группами людей, занимающими самостоятельное место в системе общественного производства. Главное заключалось в том, что, имея непримиримые в тех условиях интересы, ведя между собой яростную борьбу, они тем самым поставили под вопрос само существование цивилизации.

Так или иначе, но любые внутренние или внешние опасности однозначно наносят ущерб обществу, ставят под угрозу  человеческую жизнь, подрывают первооснову государства — его целостность, т.е. определенное политическое, экономическое, идеологическое, духовное, социальное, географическое, суверенное состояние. Поэтому появление государства, а также права как эффективного средства урегулирования классовых столкновений явилось своего рода «спасением» человечества, некоторой гарантией стабилизации происходящих в обществе тех или иных процессов

 

Список использованной литературы

 

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21
  2. Васильев Л.: Становление политической администрации… – Народы Азии и Африки, 1980. №1
  3. Руссо Ж. -Ж. Трактаты. М., 1969
  4. Лившиц Р. 3. Государство и право в современном обществе: необходимость новых подходов//Сов. гос-во и право. 1990. № 10.
  5. Общая теория государства и права: Учебное пособие/А.Ф.Вишневский, Н.А.Горбаток, В.А.Кучинский; Под общ. ред. Проф. В.А.Кучинского. 2-е изд., дополненное. – Мн.: Амалфея, 2004
  6. Лазарев В.В. Теория государства и права. М.1994
  7. Общая теория права. Под ред. Пиголкина А. С. М., 1996