Курсовая работа «Защита гражданских прав»

Частное учреждение образования

«МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ»

Кафедра экономического права

 

 

«К защите допускаю»

______________  Е.В. Ермоленко

«      » ________________   2011 г.

 

 

 

 

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине: « Гражданское право»

На тему: « Защита гражданских прав»

 

 

 

 

 

Студентка группы

 

 

Руководитель  доц.каф. ГиУП,

Кандидат юридических наук                       ___________Е.В. Ермоленко

 

 

 

 

 

 

 

Минск- 2011

МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

Факультет правоведения

Специальность-  экономическое право

 

                                                           УТВЕРЖДАЮ

Зав. кафедрой ЭП

___________Н.Л. Бондаренко

«____»___________2011 года

 

 

 

З А Д А Н И Е

на курсовую работу

 

по дисциплине « Гражднаское право»

студенту_______________________

  1. Тема: «Защита гражданских прав»
  2. Срок сдачи студентом законченной курсовой работы: 1 мая 2011 года
  3. Исходные данные:
  4. Перечень подлежащих разработке вопросов и календарный график

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕФЕРАТ

курсовой работы ______________________

« Защита гражданских прав»

Объём работы: 39 страниц, 14 использованных источников

 

Ключевые слова: защита гражданских прав, способы защиты гражданских прав, формы защиты гражданских прав, гражданская свобода, потребительский экстремизм, защита бизнеса

 

В работе перед автором стояла задача раскрытия довольно обширной темы защиты гражданских прав. Как мы видим, в современном белорусском обществе, которое активно создает систему рыночной экономики, проблема защиты гражданских прав стоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своих субъективных прав в конечном счете зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц, что является важным показателем для всей экономики государства.

К сожалению, следует отметить, что законодательство далеко не в полной мере регламентирует освещаемую проблему. Так, на государственном уровне ещё не достаточно прочно был закреплён принцип возможности защиты законных прав и интересов в случаях злоупотребления правом другим лицом,  искажения его прямого назначения и использования данного положения с корыстной целью. Однако, такие ситуации имеют место быть на практике.

По нашему мнению, при теоретической проработке защиты гражданских прав и ее законодательном закреплении необходимо больше внимания уделять самозащите. Но прежде следует учесть, что в белорусском обществе присутствует доля нигилизма и недоверия к органам государственной власти, что постоянно тянет назад развитие этого процесса.

Говоря о защите прав в бизнесе, хочется отметить что общество не стоит на месте, оно идет в ногу со временем. Если в 1999 году бизнес не слышал о таком понятии, как «потребительский экстремизм», то в сегодняшних реалиях данное понятие слышится повсеместно.


ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………5

1 ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ………………….……………………7

1.1 Понятие защиты гражданских прав

1.2 Злоупотребление гражданским правом

2 ФОРМЫ И СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

2.1 Юрисдикционные  и неюрисдикционные формы защиты, способы защиты

         2.2 Право собственности, ограничения права собственности (примеры судебной практики)

3 ЗАЩИТА БИЗНЕСА ОТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА

         3.1 Примеры проявления потребительского экстремизма в условиях белорусского рынка

3.2 Новеллы новой редакции Закона «О защите прав потребителей»

3.3 К вопросу об определении понятия «потребительский экстремизм»

3.4 Способы борьбы с проявлениями потребительского экстремизма

3.5 Отдельные вопросы защиты бизнеса от потребительского экстремизма

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………30

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ………………………31

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Не случайно тему для своей курсовой работы по гражданскому праву я выбрала именно «Защиту гражданских прав». Ведь актуальности данный правовой вопрос не терял никогда, складываясь под влиянием различных исторических и социальных факторов своеобразно, остаётся спорным и в наше время.

Защита гражданских прав – это предусмотренная законом система мер, направленных на то, чтобы обеспечить неприкосновенность права, его осуществимость, восстановление в случае нарушения и ликвидацию последствий нарушения.

Чтобы обозначить масштаб темы работы и важность её понимания на современном этапе, хотелось бы немного заглянуть в прошлое: ступенчатое развитие защиты гражданских прав, в котором участвовала не одна этническая группа,  результатом чего стало закрепление защиты гражданских прав и её неоспоримость во всех мировых правовых системах.

Еще в античные времена город-государство Афины внесло свой вклад в формирование идей гражданских прав и свобод. Например, философы школы стоицизма ввели в научный обиход идею естественного права и вытекающее из него понятие равенства. Считалось, что все граждане Афин обладали равными правами, поскольку все они были здравомыслящими и имели общий моральный долг в отношении естественного права.

Древние римляне внесли свой вклад в развитие прав и свобод, в частности, тем, что осуществили элементарное разделение властей, которое в наши дни является неизменным атрибутом демократического правового государства. В римском государстве была также разработана концепция естественного права; в нем отсутствовали принудительно осуществляемые права, цензура, принуждение к исповеданию какой-либо религии.

В средние века идеи гражданских прав и свобод не получили широкого развития. В какой-то мере идеи естественного права были развиты в учениях Августина Блаженного и Фомы Аквинского. Но они носили характер абсолютного естественного права и имели ярко выраженный религиозный оттенок, что не может являться позитивным вкладом в дальнейшее развитие идей гражданских прав и свобод.

Далее, например, Великая хартия вольностей 1215 г. Стала первым писаным правовым актом во всемирной истории, из которого вытекают основные свободы личности. В Хартии содержался перечень вольностей и гарантий, сдерживавших произвол королевской власти. В ней также — и это было наиболее важным для американских колонистов — регламентировался порядок взимания налогов и сборов и установление некоторых гарантий правосудия.

Институт гражданских прав и свобод в Республике Беларусь играет важную роль в конституционном праве своей страны. Он сформировался на основе богатого исторического, политического и правового европейского наследия.

Регулирование норм по защите гражданских прав и свобод (это слово становится неотъемлемым при глубоком толковании категории « право гражданина») находится в непрерывном движении, что продиктовано условиями современности, развитием общества, различных новелл, возникающих в динамичном правовом мире.

Поэтому, в данной работе будет проведено исследование состояния норм законодательства и судебной практики касательно категории защиты гражданских прав, так как основным принципом демократически развитого государства является именно обеспечение защиты интересов, прав и свобод его граждан.

При написании курсовой работы будут использованы различные источники по гражданскому праву, такие как: законы, кодексы, научные статьи, учебники по гражданскому праву таких заслуженных авторов, как Чигир В.Ф., Толстой Ю.К., Сергеев А.П., Суханова Е.А и др.

Также в работе будут рассмотрены конкретные примеры из судебной практики по защите отдельных видов гражданских прав и правоотношений.

Третья глава курсовой работы будет касаться защиты прав бизнеса и появившегося относительно недавно понятия «потребительский экстремизм». Глава носит исключительно практический характер и основана на реальных примерах из юридической практики.

Помимо этого, автором будут использованы различные методы анализа (конкретно-исторический, сравнительный, метод структурного анализа).

 

1 ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

1.1   Понятие защиты гражданских прав.

В современном белорусском государстве главенствует принцип гуманизма и приоритета личности гражданина, заимствованный как раз из документов, которые были приведены во Введении для курсовой работы. Отсюда вытекает то, что статья 2 Конституции Республики Беларусь 1994г. провозгласила: «человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства. Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности…». В статье 21 установлено: «Обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства… Государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами».

Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, например, закрепление гражданской право-, дееспособности субъектов, установление обязанностей и т. п., так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов.

Наряду с таким широким пониманием охраны в науке и в законодательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривание. В целях избежания терминологической путаницы охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав.

Это означает, что защиту субъективных прав следует отличать от их охраны. Охрана прав осуществляется до совершения правонарушения, направлена на обеспечение их осуществления, предупреждение нарушений субъективных прав. Субъективные права охраняются государством через обеспечение правопорядка, установление ответственности и привлечение к ней за нарушение прав. Охрана права может осуществляться и самим его носителем.

Примером охраны права может послужить распространённый в повседневном жизни случай установки охранной сигнализации на квартиру (дом, автомобиль либо иное имущество) непосредственно собственником.

Защита гражданских прав — одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав. Исследование данной категории предполагает, в свою очередь, выяснение содержания и соотношения ряда взаимосвязанных понятий, к числу которых в первую очередь относится само право на защиту.

В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции, право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц. По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения — это его неотъемлемое качество и такая возможность существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями. Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права. [8, c.254]

Субъективное право на защиту — это мера дозволенного поведения управомоченного лица, выраженная в возможности самостоятельно или посредством юрисдикционных органов применить в отношении обязанного лица меры принудительного характера с целью устранения препятствий в осуществлении субъективного права.

Наличие в гражданском праве такой категории, как защита нарушенных или оспоренных субъективных прав, является его особенностью (в других отраслях права речь идет об ответственности лица, совершившего правонарушение). Правонарушение является основанием для возникновения у потерпевшей стороны права на применение гражданско-правовых санкций, которое реализуется ею по своему усмотрению. В отличие, например, от уголовного права, здесь не действует принцип неотвратимости ответственности, поскольку лицо, нарушившее субъективное гражданское право, отвечает не перед государством, а перед другой стороной гражданского правоотношения, и целью ответственности является не наказание правонарушителя, а восстановление имущественного положения потерпевшего. Способ защиты выбирается в рамках закона также самим потерпевшим.

Основная масса мер защиты не является мерами ответственности и не всегда требует для своего применения, чтобы правонарушение было виновным и противоречащим нормам права. Например, предусмотрено возмещение вреда, причиненного правомерными действиями (например, в состоянии крайней необходимости), а также невиновными действиями (например, источником повышенной опасности). В таких случаях речь идет не об ответственности, а о возложении на определенное лицо обязанности возместить причиненный вред в целях защиты прав другого лица, чьи интересы нарушены.

 

1.2   Злоупотребление правом

Разъяснив важность наличия возможности осуществления защиты гражданских прав для государства, первоочерёдности этого принципа, нельзя не сказать и о « другой стороне медали», т.е. о злоупотреблении правом.

Злоупотребление правом означает осуществление (применение) своего права одним субъектом во зло (в противоречии) интересам другого субъекта или общества. Второе очевидное положение состоит в том, что для злоупотребления правом необходимо, как минимум, обладать им, поскольку всякое иное злоупотребление при отсутствии права является поведением вопреки праву и, следовательно, подпадает под обычное правонарушение, снимая таким образом проблему.

Запрещение злоупотребления правом должно означать установление определенных юридических пределов, очерчивающих границы допустимого поведения субъектов при реализации права; в этом можно рассмотреть третье исходное положение рассматриваемой проблемы.

У концепции «злоупотребления правом» есть противники и союзники.

Начиная с первых, хочется выделить позицию Н.С. Малеина, который указывал на наличие двух важных обстоятельств при рассмотрении данной проблемы, а именно, что во многих случаях осуществление права одним субъектом приводит к умалению имущественной или личной сферы другого.

Такое положение возникает, например, при взыскании денежного или имущественного долга, неустойки (штрафа, пени) во всех видах договорных обязательств, при возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу, в спорах о праве наследования имущества или праве на авторство, при виндикации имущества и др.: здесь обязанное лицо лишается или не получает какое-либо имущественное или личное благо (причиняется “вред”, “зло”) вследствие того, что управомоченное лицо осуществляет свое право в соответствии с законом. Однако, как справедливо отмечает ученый, такие случаи невозможно объявить злоупотреблением правом, поскольку очень многие нормы права пришлось бы объявить подпадающими под эту категорию. Второе обстоятельство заключается в том, что за причинение зла, вреда обществу, организациям и гражданам в конкретных нормах закона установлены уголовно- административно- гражданско-правовые санкции и поэтому такие случаи также не имеют отношения к рассматриваемой проблеме, поскольку являются элементарными правонарушениями. Например, право на иск в процессуальном смысле при соблюдении формальных требований не ограничено, и практически можно подать в суд необоснованный иск сознательно. Данное обстоятельство, кстати, учёный Малеин даже относил к преимуществам сторонников теории. Но в ходе рассмотрения дела в иске будет отказано, и на проигравшую сторону будут отнесены судебные расходы. Наличие в законе названных санкций свидетельствует, по мнению Н. С. Малеина, о том, что злонамеренная подача иска не может быть отнесена к так называемой проблеме злоупотребления правом. Всё же данный вопрос остаётся спорным. [10, c.192]

По моему мнению, «злонамерение» уже по природе своей включается в понятие « злоупотребление», и они соотносятся как часть и целое. Можно сказать, что именно прямой умысел причинения какого-либо вреда посредством подачи искового заявления следует считать своеобразной «субъективной стороной» состава злоупотребления правом, т.е. намеренным желанием совершить данные действия, которые повлекут определённые последствия, посягающие на ущемление прав другой стороны, и истец, подающий такое исковое заявление, осознаёт это, желает наступления этих последствий.

Что касается части возложения судебных расходов на недобросовестного истца, то в данном случае можно рассматривать и прецедент судебной ошибки, по которой иск может быть даже удовлетворён. Конечно, такое пояснение можно назвать в некотором роде эфемерным и маловероятным, но полностью исключать, на мой взгляд, нельзя.

Среди сторонников признания данной проблемы не существует единства в определении понятия исследуемого вопроса, его научного обозначения, соотношения общих норм с нормами специальными, оценке судебной практики. Под осуществлением права в противоречии с его назначением понимается такое поведение управомоченного лица, которое соответствует содержанию права, но направлено на достижение результатов, несовместимых с его социальными целями.

Согласно другому мнению, различаются тип дозволенного поведения, очерченный границами субъективного права, и пределы его осуществления, т.е. границы дозволенности конкретных форм поведения, которые и имеет в виду норма ст. 9 ГК. В исследованиях ученых различно определяются и границы исследуемой проблемы: злоупотребления правом или более широко—пределы осуществления и защиты права.

Однако, несмотря на все вышеперечисленные противоречия и разногласия среди сторонников проблемы злоупотребления правом, по мнению автора, такая проблема объективно существует (несмотря на то, что ее противников едва ли не больше, чем сторонников). И то, что эта формулировка прочно закрепилась в законодательстве [2, ст.9], лишний раз доказывает, что вопросы злоупотребления правом довольно часто встречаются в процессе осуществления субъективных гражданских прав.

В.П. Грибанов в специальной монографии по рассматриваемой проблеме пишет, что принцип недопустимости злоупотребления правом, нашедший свое отражение, в частности, в работах М. М. Агаркова и С. И. Вильнянского, был вызван опасениями того, что закрепление в законе принципа недопустимости злоупотребления правом даст достаточно широкий простор для судейского усмотрения, что может привести на практике к нарушению основного принципа гражданского права—принципа законности—и к незаконному ограничению прав физических и юридических лиц. Однако эти опасения нельзя признать убедительными, так как они, по существу, исходят из неправильной оценки принципа недопустимости злоупотребления гражданскими правами. К тому же, подобный исход вряд ли возможен в условиях романо-германской правовой семьи, где усмотрение и произвол судей ограничены. По мнению В. П. Грибанова, злоупотребление правом—особый тип гражданского правонарушения. Как считает ученый, если конкретные формы поведения управомоченного субъекта по осуществлению права, реализации дозволенных ему законом возможностей полностью соответствуют общему типу предписанного законом поведения или, наоборот, когда лицо вообще выходит за рамки предоставленного ему права, злоупотребления правом нет, так как в первом случае отсутствует всякая противоправность, а во втором—налицо обычное правонарушение. Злоупотребление же совершается управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему права и связано с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенных ему законом общих форм поведения. В этом и можно усмотреть сущность и содержание ст. 9 ГК, которая может применяться как в качестве общего принципа гражданского права, так и в качестве конкретной нормы к отдельным случаям злоупотребления правом. [9, c.411]

По нашему мнению, проблему злоупотребления правом нужно рассматривать не только с точки зрения противопоставления национальной системе права, общепринятым нормам международного права, но также отчасти как и антоним устоявшемуся выражению « мораль общества», ведь именно нравственный аспект осознания лежит в основе данного правонарушения. Злоупотребление посягает своим существом на один из главных принципов права, т.е. принцип справедливости. Также следует отметить, что к злоупотреблению правом можно отнести и бесполезность (бесцельность) его использования, при помощи которого одно лицо посягает на право другого лица либо желает тем самым причинить ему ущерб, в какой- либо мере ущемить законные интересы. Немаловажную роль здесь играет так называемый процедурный формализм, ведь по сути своей, лицо реализовывает закреплённое за ним законом право, однако в ущерб другому.

Автор считает, что данную коллизию можно назвать как правовой, так и моральной, нравственной. По сути, норма закона не может возложить на кого-либо обязанность соблюдать нормы морали, устоявшиеся «мононормы», т.е. обычаи в обществе, соответственно, злоупотребления правом, завуалированным под реализацию и защиту прав и интересов, избежать очень сложно.

 

  1. ФОРМЫ И СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

2.1   Юрисдикционные формы защиты

Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты — юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных и оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу, защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых интересов рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции.

В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба. [13, c.220]

Следует отметить, что данная форма защиты гражданских прав наиболее распространена, так как в большинстве случае подача надлежащего искового заявления в суд гарантирует истцу восстановление его законных прав и интересов, если его требования в самом деле справедливы и не противоречат букве закона.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам.

Самозащита гражданских прав с позиций теории — это форма их защиты, допускаемая тогда, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоохранительных органов. В рамках этой формы защиты обладатель нарушенного или оспариваемого права может использовать различные способы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

К допускаемым мерам самозащиты относятся, в частности, действия лица в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости , применение к нарушителю так называемых оперативных санкций.

Защита гражданских прав и охраняемых законом интересов обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты.

Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. Общий перечень этих мер дается ст. 11 Гражданского кодекса  Республики Беларусь (Далее — ГК), где говорится, что гражданские права защищаются путём :

1) признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права;

3) пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

4) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, установления факта ничтожности сделки и применения последствий ее недействительности;

5) признания недействительным акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления;

6) самозащиты права;

7) присуждения к исполнению обязанности в натуре;

8) возмещения убытков;

9) взыскания неустойки;

10) компенсации морального вреда;

11) прекращения или изменения правоотношения;

12) неприменения судом противоречащего законодательству акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления;

13) иными способами, предусмотренными законодательством.

Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение.

Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 11 ГК в тех случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения. Например, такие способы защиты, как возмещение убытков и взыскание неустойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. Напротив, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав. Достаточно очевидно влияние на выбор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нарушения права, практически невозможно, и потому подлежат применению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда, — взыскание убытков и неустойки, возмещение вреда в натуре и т.п. Таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно предопределяется отмеченными выше обстоятельствами. [13, c. 255- 256]

Далее автор приведет примеры судебной практики по защите гражданских прав, которые показались ему наиболее интересными и затрагивающими важные основы прав гражданина.

 

2.2 Право собственности, ограничения права собственности (примеры судебной практики)

Право собственности может быть рассмотрено в объективном и в субъективном смысле. В первом случае речь идет о юридическом институте — совокупности правовых норм, значительная часть которых, имея гражданско-правовую природу, входит в подотрасль вещного права.

Однако в институт права собственности включаются не только гражданско-правовые нормы. Он охватывает все нормы права, закрепляющие (признающие), регулирующие и защищающие принадлежность материальных благ конкретным лицам. К ним, следовательно, относятся не только соответствующие нормы гражданского права, но и определенные предписания конституционного и административно-правового характера, и даже некоторые уголовно-правовые правила, устанавливающие принадлежность имущества определенным лицам, закрепляющие за ними известные возможности его использования и предусматривающие юридические способы охраны прав и интересов собственников. Иначе говоря, право собственности в объективном смысле представляет собой не гражданско-правовой, а комплексный (многоотраслевой) институт права, в котором, однако, преобладающее место занимают гражданско-правовые нормы. Эти последние в совокупности охватываются понятием права собственности как гражданско-правового института, входящего в общую, единую систему гражданско-правовых норм.

В субъективном смысле право собственности, как и всякое субъективное право, есть возможность определенного поведения, дозволенного законом управомоченному лицу. С этой точки зрения оно представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое дает возможность своему обладателю — собственнику, и только ему определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство. [12, с. 272]

Собственность является наиболее полным вещным правом: собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается вещью. Однако власть собственника над вещью не является неограниченной. Соблюдение прав и законных интересов третьих лиц неизбежно ставит собственника в определенные рамки. По этому поводу В.И. Синайский писал: «…в настоящее время нельзя признать собственника неограниченным, когда гражданское право все сильнее проникается социальными началами и, в противоположность римским индивидуальным началам, все более стесняет собственника»

В настоящее время среди цивилистов дискутируется вопрос о природе ограничений права собственности. По мнению некоторых авторов, ограничения являются неотъемлемой чертой права собственности. В.П. Камышанский четко разделяет ограничения и пределы осуществления пра­ва собственности: «ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а стесняют, сдерживают собственника в осуществлении субъективного права. С устранением ограничений права собственности свобода собственника восстанавливается в первоначальном объеме без дополнительных управомочивающих актов». О пределах осуществления права собственности необходимо говорить лишь в тех случаях, когда «есть уже выделенная совокупность дозволений из права собственности». Итак, ограничения — это препятствия, затруднения в осуществлении частным собственником своего субъективного права. Ограничения нельзя отождествлять с правами других лиц на вещь собственника. Представляется важным конкретное и четкое определение этого термина для его использования. [8, c.356]

Между тем, нарушения права собственности в последнее время наиболее актуальная проблема для юристов-практиков. В силу действующего законодательства, а в частности Гражданского Кодекса Республики Беларусь, было подано исковое заявление об устранении препятствий в осуществлении права собственности на квартиру гражданином Республики Беларусь Полаженко С.В.

Исковое заявление  об устранении препятствий в осуществлении права собственности на квартиру по адресу г. Минск, ул. Нахимова, 19, кв.20 было подано в суд Ленинского района г. Минска истцом Полаженко Сергеем Владимировичем к ответчику Ковалёвой Клавдии Владимировне.

Содержание искового заявления: Полаженко С.В., на праве частной собственности принадлежит изолированное помещение инвентарный номер 500/D-587563, расположенное по адресу: г. Минск, ул. Нахимова, д.19, к. 1, кв. 20 (Свидетельство №500/121-2846 о государственной регистрации).

26 апреля 2007 года между Истцом, Полаженко С.В. и Ответчицей, Ковалевой К. В., был заключен договор найма жилого помещения в домах частного жилищного фонда граждан № 5296. Договор был зарегистрирован в соответствующем порядке в Администрации Ленинского района г.Минска и в ИМНС Ленинского района г.Минска.

На основании данного договора, в течение его срока действия (с 26 апреля 2007 г. По 26 апреля 2008 г.) Ответчица проживала и была зарегистрирована  по адресу г.Минск ул. Нахимова д. 19 к. 1 кв. 20, в квартире, принадлежащей Истцу.

По истечению срока действия договора ответчица выехала с квартиры, забрав с собой все свои вещи. С этого времени в принадлежащей Истцу квартире не проживает и ее новое место жительства не известно, однако она продолжает стоять на учете по адресу г.Минск ул. Нахимова д. 19 к. 1 кв. 20 в отделе по гражданству и миграции Ленинского района г. Минска.

Прописка Ответчицы создавала Истцу препятствия в осуществлении права собственности в отношения квартиры. Возможности связаться с Ответчицей не было. Поэтому имелась необходимость в судебном разрешении спора.

В соответствии со статьей 285 ГК Республики Беларусь собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьей 285 ГК Республики Беларусь, ст.6 и др. ГПК Республики Беларусь Истец просил:

  1. Устранить препятствия в осуществлении моего права собственности, обязавотдел по гражданству и миграции Ленинского района снять гражданку Ковалеву Клавдию Владимировну с регистрационного учета по адресу г. Минск ул. Нахимова д. 19, к. 1, кв. 20.
  2. Взыскать с Ковалевой Клавдии Владимировны судебные расходы (возврат госпошлины)

 

К слову, хочу заметить, что требования по данному исковому заявлению были удовлетворены судом в полном объёме, однако довольно долгое время процесс не могу разрешиться из-за невозможности разыскать ответчицу по данному делу Ковалёву.

Также моему вниманию было представлено интересное дело, связанное с правом собственности, однако речь шла уже не о частной собственности гражданина на жилое помещение ( квартиру), а о праве общей собственности на объект недвижимости.

Ситуация:

В 2002 г. состоялся аукцион по отчуждению части административного здания, состоящей из второго этажа здания. По результатам аукциона между УП »А» и ЗАО «Е» был заключен договор купли-продажи второго этажа. После приобретения ЗАО «Е» второго этажа за заемные средства в соответствии с решением горисполкома была произведена 100-процентная реконструкция здания, в результате которой был построен мансардный (третий) этаж. В 2004 г. была произведена государственная регистрация права собственности ЗАО «Е» на второй и мансардный этажи как на единый объект права. В 2006 г. решением хозяйственного суда вышеуказанные аукцион и заключенный по его результатам договор купли-продажи второго этажа признаны недействительными и применены последствия недействительности сделки в виде двухсторонней реституции: ЗАО «Е» должно возвратить УП «А» приобретенную по договору часть здания (второй этаж), а УП «А» возвратить полученные за эту часть здания денежные средства. Исходя из указанного решения, в рамках иного судебного дела хозяйственный суд признал недействительной государственную регистрацию права собственности ЗАО »Е» на второй и мансардный этажи как на единый объект права. На основании данного решения организация по государственной регистрации и земельному кадастру аннулировало запись о праве собственности ЗАО «Е» на второй и мансардный этажи как на единый объект права. Вместе с тем в регистрации права собственности УП «А» на второй этаж и в регистрации права собственности ЗАО »Е» на мансардный этаж было отказано, так как по отдельности таких видов недвижимого имущества не существует. Кроме того, ЗАО «Е» и УП «А» отказали в регистрации создания образованных в результате раздела изолированных помещений, поскольку в соответствии с законодательством заявление о государственной регистрации прекращения существования недвижимого имущества должно быть подписано собственником помещения, а запись о праве собственности УП «А» и ЗАО »Е» на второй и мансардный этажи как на единый объект права отсутствует. Согласно законодательству раздел недвижимого имущества осуществляется не только на основании решения собственников, но также на основании решения суда. Однако иск о разделе объекта недвижимости является имущественным, в связи с чем государственная пошлина за его рассмотрение будет исчисляться исходя из стоимости второго и третьего этажа, что составляет значительную сумму.

Решение:

Признание недействительной государственной регистрации права собственности на объект недвижимости влечет последствия как технического характера (аннулирование соответствующей записи в регистрационной книге), так и юридического (недействительность права собственности на объект недвижимости в целом или его часть).

При этом запись в регистрационной книге о создании объекта недвижимости остается действительной. На практике после аннулирования записи о собственнике может сложиться ситуация, когда на данное недвижимое имущество будут претендовать несколько кандидатов в правообладатели, так как у каждого из них имеются различного рода правовые основания для владения, пользования и распоряжения не всем объектом недвижимости в целом, а только его частью.

В соответствии со ст.246 Гражданского кодекса РБ при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения, возникает общая собственность.

Размер долей участников общей долевой собственности может быть установлен по соглашению между ними. При этом право общей собственности на объект недвижимости должно быть зарегистрировано в установленном законодательством порядке.

 

 

3 ЗАЩИТА БИЗНЕСА ОТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ЭКСТРИМИЗМА

 

Официально термин «потребительский экстремизм» в белорусском законодательстве не закреплен. Зачем? Ведь, по официальным данным, такого явления в Беларуси нет. Однако рискнем предположить, что любой белорусский бизнесмен, работающий в секторе В2С, вспомнит не одну ситуацию из своей практики, когда его потребители злоупотребляли своими правами и предъявляли ему необоснованные требования и/или претензии.

Ниже будет представлен и проанализирован уникальный материал, предоставленный Ильей Латышевым, директором ООО «Юридическая группа «Вердикт БАЙ»».

В гражданских правоотношениях представлены всегда 2 субъекта. В нашем случае это юридическое лицо, предлагающее те или иные виды товаров и услуг, и физическое лицо – потребитель. В данном подпунке мы будем рассматривать, и анализировать вопросы защиты юридического лица от потребителей – экстремистов, которые достаточно часто злоупотребляют своими правами.

 

3.1 Примеры проявления потребительского экстремизма в условиях белорусского рынка

В только что открывшийся ресторан приходили две женщины, у которых в блюдах постоянно оказывались то осколки стекла, то мухи. Ресторан приносил посетительницам свои извинения, списывал расходы за ужин, делал подарки, одним словом, старался свести инцидент на нет. После того как история повторилась дважды, персоналу дали задание наблюдать за «неудачливыми» гостями. На третий раз женщин поймали с поличным: битое стекло и мух они приносили с собой и тайком в конце трапезы подкладывали в блюда.

Розничным продавцам сотовых телефонов и персональных компьютеров (а также многих других электронных устройств) постоянно приходится сталкиваться с покупателями, которые хотят вернуть товар по прошествии определенного времени после его приобретения. Основания для возврата могут быть самые разные: начиная от надуманных недостатков и заканчивая специально нанесенными повреждениями товара (по имеющейся информации, «профессиональные» потребители-экстремисты располагают такими способами повреждения товара, распознать которые не всегда может даже экспертиза). Смысл таких действий понятен – за время пользования товаром его стоимость понижается чуть ли не в разы. Соответственно, после возврата старого товара продавцу потребитель-экстремист на вырученные деньги может тут же купить более современную модель такого же товара.

Еще одна типичная ситуация – покупатель намеренно уничтожает документы с серийными номерами товара, оставляет только кассовый чек и приносит на обмен не ту вещь, которую приобрел у данного продавца, а другую. Очень часто это происходит в сфере розничной торговли бывшими в употреблении запасными частями к автомобилям. Человек покупает запчасть, ставит ее на автомобиль, а замененную (снятую с автомобиля) через некоторое время приносит обратно продавцу с требованием вернуть деньги, уплаченные за некачественный товар (запчасть, которая через два дня после покупки «сломалась»).

В туристической сфере – свои «классические» примеры. Приходит человек и покупает самый дешевый тур стоимостью –300. Он путешествует, а затем приезжает и пишет турагентству претензии на 4 страницах, что там все было не так. Человек не отдыхает, а ищет недостатки и из недели своего отдыха 4–5 дней тратит на то, чтобы выискать их, сделать фото. Опровергнуть собранные им доказательства потом фактически невозможно. При этом основная проблема заключается в том, что вознаграждение агентства составляют комиссионные (определенный процент от стоимости тура), а выплачивать недовольному клиенту приходится полную стоимость тура плюс штрафные санкции, исчисляемые тоже из полной стоимости тура.

Любят потребители злоупотреблять и своим правом на возврат качественных непродовольственных товаров. Один из столичных бутиков прошлым летом столкнулся с такой ситуацией. Шесть выпускников приобрели в магазине костюмы для выпускного бала. Стоимость каждого – от тысячи до нескольких тысяч долларов. Через три дня все шесть приносят обратно свои покупки, с требованием поменять или вернуть им деньги, опираясь на соответствующую статью Закона «О защите прав потребителей». Мол, не подошли они по цвету. А костюмов «подходящего» цвета, которые на замену потребовали потребители, по понятным причинам в бутике не оказалось. Ясно, что ребята уже отгуляли праздник в купленных костюмах и теперь просто решили вернуть свои деньги. По закону-то магазин обязан был им выплатить всю сумму. Единственное, что спасло бутик, – так это ошибка самих же «пострадавших». Экспертиза показала, что все шесть костюмов побывали в химчистке. Не будь этого «но» – пришлось бы магазину раскошелиться, а бухгалтеру оформлять возврат.

Еще один пример «находчивости» потребителя, связанный со сферой услуг. Потребитель в конце лета сдал в гарантийный ремонт газонокосилку с незначительным дефектом. Своего телефона для связи сотрудникам сервисного центра он не оставил. Дефект устранили на следующий день, а за косилкой потребитель вернулся … только в середине весны следующего года. В итоге потребитель, кроме ремонта, получил еще бесплатное хранение сезонного товара (чтобы место в квартире или на даче не занимать) и – что самое главное – продление гарантийного срока на время нахождения товара в ремонте…

Похожих примеров можно приводить очень и очень много.

 

3.2 Новеллы новой редакции Закона «О защите прав потребителей»

16 января 2009 г. вступил в силу новая редакция Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» (далее – Закон). Белорусское законодательство и до этого считалось одним из самых жестких в мире актов в области защиты прав потребителей. Каким оно будет считаться после вступления в силу новой редакции Закона, остается только догадываться.

Новая редакция Закона доводит защиту прав потребителя практически до абсолютной, значительно расширяя перечень ответственных перед потребителем субъектов.

Если пару лет назад информация о том, что к ответственности потребитель сможет привлечь не то что продавца, а даже импортера приобретенного им товара, воспринималась как неудачная шутка, то теперь это станет реальностью.

Кроме импортеров, от руки потребителя дополнительно к продавцам и производителям товаров теперь могут в определенных случаях «пострадать» и поставщики товаров, и представители производителей, и ремонтные мастерские.

Новая редакция Закона прибавляет обязанностей субъектам, находящимся «по другую сторону прилавка» от потребителя.

У продавцов товаров добавляется обязанность предоставлять потребителям информацию не только о себе и производителе товара, но также при их наличии – об импортере, представителе, ремонтной организации, которая уполномочена изготовителем (продавцом, поставщиком, представителем) на устранение недостатков товара и (или) техническое обслуживание товара.

Новая редакция Закона более жестко подошла к установлению гарантийного срока на реализуемые в Республике Беларусь товары (выполняемые работы, оказываемые услуги).

Во-первых, новая редакция Закона ввела обязанность изготовителя (исполнителя) устанавливать на товар (результат работы, услугу) гарантийный срок в случаях и на условиях, предусмотренных законодательством.

Во-вторых, новая редакция Закона ввела норму о том, что гарантийный срок на товар, который производится за пределами Республики Беларусь, должен быть не менее гарантийного срока, предусмотренного законодательством Республики Беларусь для аналогичных товаров, производимых на территории Республики Беларусь. Если изготовитель иностранного товара установил гарантийный срок меньшей продолжительности, чем гарантийный срок, предусмотренный законодательством для аналогичных товаров белорусского производства, гарантийный срок, предусмотренный законодательством, на такой товар обязан установить поставщик (читай – импортер, поскольку именно он ввозит товар на территорию Республики Беларусь).

В-третьих, если изготовитель и поставщик не установили на товар гарантийный срок либо установили его меньшей продолжительности, чем установлено белорусским законодательством, обязанность установить на товар гарантийный срок ложится на его продавца.

Таким образом, теоретически получается, что товары без гарантийного срока (в случаях, когда гарантийный срок в соответствии с белорусским законодательством должен быть установлен) в Беларуси продаваться не должны. В любой ситуации Закон определяет субъекта, обязанного установить на товар гарантийный срок.

Для продавцов действует еще одно правило – они не вправе устанавливать или объявлять гарантийный срок на товар меньше гарантийного срока, установленного изготовителем (поставщиком).

Далее новая редакция Закона наделила продавцов еще одной новой обязанностью — обеспечивать возможность технического обслуживания (за исключением недвижимого имущества) и ремонта товара в течение гарантийного срока, а если гарантийный срок не установлен либо составляет менее двух лет, — в течение двух лет со дня реализации потребителю товара, если более длительные сроки не установлены законодательством и (или) договором.

Сходная обязанность есть и у изготовителя товара, причем она действует не только в течение гарантийного срока на товар, но и в течение всего срока службы товара. Поэтому не совсем понятно, насколько целесообразно дублировать такую обязанность на время гарантийного срока на товар, распространяя ее на двух субъектов. Более логичным, на наш взгляд, было бы предусмотреть, что продавец товара несет такую обязанность в случае ее неисполнения изготовителем товара.

Из нововведений новой редакции Закона, которые могут коснуться продавцов, можно упомянуть также норму о том, что товар ненадлежащего качества потребители теперь вправе возвращать без потребительской тары (упаковки). Если раньше отсутствие потребительской тары зачастую было формальным основанием для отказа в удовлетворении требований потребителя, то сейчас такой «зацепки» у продавцов не будет.

Также изменился подход законодателя к возврату непродовольственных товаров надлежащего качества. Если раньше требование о возврате такого товара потребитель мог заявить только в случае отсутствия у продавца аналогичного товара, подходящих потребителю параметров, то сейчас это требование потребитель вправе заявлять продавцу изначально.

Кроме того, достаточно подробно новая редакция Закона урегулировала обязанности продавца в случае продажи товаров по образцам (в том числе и через Интернет-магазины).

Итак, наш даже краткий экскурс в новую редакцию Закона показал, что права потребителей и обязанности продавцов она расширяет. Однако несмотря на это, новая редакция Закона все равно оставляет продавцов такими же беззащитными перед проявлениями потребительского экстремизма, как и раньше.

Между тем, количество случаев его проявления возрастает. Зачастую его поддерживают или даже провоцируют общества защиты прав потребителей (с такими случаями к нам в последнее время очень часто обращаются клиенты, работающие в сфере розничной торговли или бытовых услуг, особенно на периферии).

Однако новая редакция Закона не предусматривает ни механизмов защиты от потребительского экстремизма, ни ответственности потребителей за такое злоупотребление своими правами. Хотя если учесть, что законодатель в новой редакции Закона дает потребителям еще больше прав и возможностей для их защиты, то вполне логичным было бы ожидать, что в качестве своеобразного противовеса он наделит тех, кто работает с потребителями, определенными правами и возможностями защиты от потребительских экстремистов.

Как минимум, можно было бы дать в Законе определение понятия «потребительский экстремизм» и предусмотреть меры ответственности потребителей за его проявление. Когда это будет сделано и будет ли сделано вообще – пока остается только догадываться. А также – защищаться от таких проявлений иными возможными способами. Какими – мы рассмотрим чуть ниже.

 

3.3 К вопросу об определении понятия «потребительский экстремизм»

Как мы уже отмечали выше, белорусское законодательство не содержит термина «потребительский экстремизм». Поэтому определять его каждый волен по-своему.

Мы бы определили этот термин как злоупотребление потребителем своими правами с целью получения необоснованной материальной выгоды от продавца (исполнителя) и/или с целью причинения ему вреда в иных формах.

Причин такого явления, как потребительский экстремизм, может быть довольно много. От банального желания заработать деньги, до избалованности потребителей теми уступками, на которые готовы идти продавцы в отношениях с ними. Один из подходов к рассматриваемому явлению говорит о том, что потребительский экстремизм представляет собой обратную сторону клиентоориентированности. Чем чаще сотрудники компании стремятся угодить своему потребителю, руководствуясь лозунгом «Клиент всегда прав!», тем больше это дает клиенту возможностей для манипулирования и злоупотребления своими преимуществами.

Соответственно, потребителей-экстремистов можно условно поделить на две группы:

1. тех, кто преследует материальные цели (стремится получить доход за счет продавца);

2. тех, кто преследует иные цели (в частности, желает получить моральное удовлетворение за счет продавца, самоутвердиться, «добиться классовой справедливости» и т.д.). Отдельно ко второй группе можно отнести людей с определенными отклонениями в психике, которые неадекватно ведут себя не только в сфере торговли и услуг.

Последствия рассматриваемого явления также различны. Для небольших компаний серьезным ударом могут явиться материальные требования потребителей-экстремистов. В случае нехватки оборотных средств удовлетворение материальных требований потребителя может поставить компанию в тяжелое финансовое положение.

Но чем крупнее компания, тем меньшее значение имеют материальные проблемы, которые могут причинить ей действия потребителя. На первый план здесь выходят репутационные риски. Потребитель-экстремист ищет слабые места в действиях компании, предъявляет ей соответствующие претензии и угрожает привлечь к этому процессу внимание широкой общественности. В ход могут идти и откровенный шантаж, и угроза обращения в государственные органы для проведения дополнительных проверок и т. д. Нередко такие угрозы очень действенны и компании идут на уступки с целью не допустить широкой огласки конфликта.

 

3.4 Способы борьбы с проявлениями потребительского экстремизма

Вне зависимости от тех рисков, которые несет компании потребительский экстремизм, можно сказать одно – бороться с этим явлением необходимо.

Бороться с потребительским экстремизмом можно несколькими способами — принимать превентивные меры, договариваться с разбушевавшимся покупателем «полюбовно» или действовать репрессивно. Основной акцент своим клиентам мы рекомендуем делать на мерах из первых двух категорий. Ответные действия против потребителя – это скорее исключение для слишком «запущенных» случаев.

В качестве превентивных мер можно выделить следующие:

1. Обеспечить четкое знание Закона «О защите прав потребителей» сотрудниками организации и неукоснительно соблюдение его предписаний при работе с потребителями; четко регламентировать действия сотрудников организации при работе с потребителями.

2. Отработать положения стандартного договора и других документов (актов, счетов, смет, накладных и пр.), используемых для регулирования отношений между организацией и потребителем.

3. Максимально фиксировать все действия, как сотрудников организации, так и потребителей (осуществлять запись телефонных и иных переговоров с потребителями, видеосъемку как общения с потребителями, так и процесса выполнения работы сотрудниками организации и т.д.).

4. Осуществлять грамотную предпродажную подготовку товара: как минимум, проверять качество товара до предложения его потребителю и при необходимости наносить на товар скрытую маркировку, которая позволит идентифицировать товар в случае его возврата потребителем и исключить необоснованное требование вернуть деньги за сходный некачественный товар, проданный другим продавцом.

5. В каждом случае проверять, является ли обратившийся с претензией человек потребителем в смысле Закона «О защите прав потребителей» — то есть приобрел ли он товар, по которому предъявляется претензия, для личного, семейного, домашнего или иного подобного использования либо же он использует этот товар в своей предпринимательской деятельности (если товар используется в предпринимательской деятельности, покупатель не является потребителем в смысле Закона и не может ссылаться на Закон в обоснование своих претензий).

В качестве мер «полюбовного» урегулирования конфликтов с потребителями можно выделить такие:

1. Грамотно выстроить работу с устными и письменными обращениями потребителей (для Беларуси также актуально отдельное направление такой работы – работа с Книгой замечаний и предложений, куда вносит свои жалобы основная часть белорусских потребителей).

2. Использовать экспертизу для подтверждения правоты организации (зачастую для снятия претензий достаточно просто упомянуть потребителю о том, что в случае, если экспертиза установит правоту организации, то стоимость экспертизы будет оплачивать он).

Если же дело все-таки доходит до суда, то и здесь есть определенный арсенал действий организации:

1. Оспаривать факт нарушения прав потребителя.

2. Оспаривать факт причинения потребителю морального вреда.

3. Требовать снижения неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств.

 

3.5 Отдельные вопросы защиты бизнеса от потребительского экстремизма

В данном подпункте курсовой работы мы обратим внимание на защиту отдельной категории бизнеса, а именно сервисных центров по обслуживанию населения. Подпункт будет построен в виде отдельных вопросов и ответов. В конце подпункта мы сделаем выводы о значении тех или иных методов  борьбы с потребительским экстремизмом и их влиянии на защиту бизнеса.

Вопрос:

Как определить, в каких случаях спор является потребительским? Каковы последствия того, что спор потребительским не является?

Ответ:

Определение термина «Потребитель» закреплено в частности в статье 1 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» и пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25 сентября 2005 года № 10 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей».

Так, Закон определяет этот термин следующим образом:

потребитель — гражданин (граждане), имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, бытовых, семейных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Для разъяснения вопроса, является спор потребительским или нет, необходимо устанавливать следующие обстоятельства:

  • кто использует, заказывает или приобретает товары (работы, услуги) – далее «товар»;
  • в каких целях товар приобретается (используется);
  • кто реализовывает товар.

Достаточно частой является ситуация, когда физическое лицо приобретает товар не для личных, бытовых, семейных и иных нужд, а для использования в предпринимательской деятельности.

Соответственно, если будет установлена такая цель приобретения товара, то спор в данном случае к категории потребительских относиться не будет.

В качестве основного последствия того, что спор не будет относиться к категории потребительских можно выделить то, что к этому спору не будет применяться законодательство о защите прав потребителей (соответственно, лицо не сможет предъявлять требования, предусмотренные таким законодательством, не будут применяться нормы об ответственности за нарушение прав потребителей и т.д.).

Вопрос:

Просим разъяснить по поводу ответственности недобросовестного потребителя: по телефону: дал согласие сотруднику сервисного центра на проведение ремонта сданного в сервисный центр инструмента. Когда работа была выполнена, потребитель приехал и отказывается от оплаты проведенных работ, просит вернуть сданный им в ремонт инструмент в том виде, в каком он был сдан в ремонт.

Ответ:

Статья 162 Гражданского кодекса Республики Беларусь устанавливает, что сделки между юридическими лицами и физическими лицами должны совершаться в письменной форме. Исключения устанавливаются законодательством.

Правовые последствия несоблюдения письменной формы сделки предусмотрены статьей 163 ГК. Основное последствие заключается в том, что при возникновении спора в подтверждении сделки потребитель может ссылаться на показания свидетелей, а юридическое лицо – нет.

Соответственно, в рассматриваемой ситуации ответ на вопрос зависит от того, имеются ли документы, подтверждающие факт обращения потребителя в сервисный центр и заказа им определенных услуг.

Если такие документы есть, то есть вероятность взыскать с потребителя стоимость оказанных услуг.

Если документы отсутствуют, то практически нереально доказать факт заказа потребителем оказанных ему услуг и, соответственно, взыскать с него стоимость этих услуг.

Вывод — при заключении сделок с потребителями по телефону есть риск столкнуться с фактом отказа от оплаты заказанных услуг. Поэтому необходимо грамотно оформлять документы на прием инструмента в ремонт. К примеру, если сотрудники сервисного центра практикуют общение с потребителями по телефону, не желая каждый раз вызывать потребителя для подписания необходимых документов, то можно в бланке заказа (либо договора), оформляемого при сдаче инструмента в ремонт, указать, что потребитель дает свое согласие на проведение сервисным центром ремонтных работ стоимостью не более определенной суммы.

Наличие такой формулировки и подписи под ней потребителя позволит взыскать с потребителя стоимость проведенного ремонта (в пределах оговоренной в заказе (договоре) суммы) даже в случае отказа потребителя от добровольной оплаты.

 

Вопрос:

Часто при заказе услуг сервисного центра потребители указывают недостоверную информацию о себе (особенно ФИО и место жительства). Поэтому просим разъяснить, какие документы должны быть у физического лица при заказе услуг (паспорт или иной документ удостоверяющий личность)?

Имеет ли право сервисный центр отказать в оказании услуги, если у потребителя нет документов, удостоверяющих личность?

Ответ:

Правила бытового обслуживания потребителей, утвержденные Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14 декабря 2004 г. N 1590 (далее – «Правила» либо «Правила бытового обслуживания потребителей») не требуют предоставления документов, удостоверяющих личность, при заключении договора (оформлении заказов).

Основания для отказа в оформлении заказа установлены в пункте 10 Правил. Отсутствие документа, удостоверяющего личность, к ним не относится.

Однако в силу пункта 13 Правил при утрате потребителем документа, подтверждающего заказ, изделие выдается потребителю на основании письменного заявления по предъявлению документа, удостоверяющего личность потребителя (в силу пункта 11 Правил в документе, которым оформляется заказ, указывается фамилия, имя, отчество и место жительства потребителя – имеется в виду те данные, которые потребитель указывает сам).

При этом, в части 2 пункта 13 Правил установлено, что исполнитель не несет ответственности за выдачу изделия другому лицу, предъявившему документ, подтверждающему заказ, если выдача произведена до поступления заявления потребителя об утрате этого документа.

Так что документ, удостоверяющий личность, потребитель должен предъявлять исполнителю лишь при утрате документа, подтверждающего заказ.

В случае указания потребителем недостоверной информации о себе риск негативных последствий этого должен нести сам потребитель. Если он укажет недостоверные фамилию, имя, отчество, то в случае утери документа, подтверждающего заказ, он не сможет получить переданный в ремонт товар по своему паспорту, поскольку фамилия, имя, отчество, указанные в заказе, будут отличаться от паспортных данных. Если будет указан недостоверный адрес, то направление сервисным центром уведомления потребителю по адресу, указанному при оформлении заказа, будет считаться надлежащим.

Вопрос

Обязан ли сервисный центр выдавать какие-либо акты по требованию Потребителя, если да, то какие?

Ответ:

На практике вопрос может касаться, на наш взгляд, нескольких актов:

А) акта, подтверждающего передачу товара потребителем сервисному центру для целей его ремонта;

Б) акта, подтверждающего факт проведения сервисным центром ремонта товара, переданного ему потребителем.

Правила бытового обслуживания потребителей не содержат обязанности составлять и выдавать потребителю акт, подтверждающий передачу товара потребителем сервисному центру для целей его ремонта.

Между тем, в пункте 11 Правил говориться о том, что исполнитель оформляет документ, подтверждающий заказ. В качестве одного из пунктов такого документа указывается изделие, переданное потребителем для оказания бытовой услуги.

Факт проведения ремонта товара, переданного потребителем сервисному центру, может быть зафиксирован в документе, подтверждающем заказ, или ином документе, удостоверяющем приемку.

Более того, если на оказанную бытовую услугу установлен гарантийный срок, исполнитель обязан выдать потребителю гарантийный талон, в котором должны быть указаны дата приемки и продолжительность гарантийного срока. Гарантийный срок начинает исчисляться со дня приемки [5,п 34].

Вопрос

Сервисный центр выдал потребителю счет на оплату ремонта. Потребитель оплатил счет через кассу банка в этот же день, принес квитанцию об оплате, получил акт выполненных сервисным центром работ и требует вернуть ему оригинал квитанции об оплате.

Имея на руках оригинал квитанции об оплате, потребитель может в день оплаты пойти в банк и вернуть оплаченную им по счету сумму.

Имеет ли право сервисный центр не выдать потребителю оригинал квитанции об оплате для гарантии неотзыва потребителем денег из банка?

 

Ответ:

В соответствие с пунктом 11 Правил бытового обслуживания потребителей, Исполнитель обязан выдать потребителю кассовый чек или иной документ, подтверждающий оплату бытовых услуг.

Поэтому при разрешении ситуации, описанной в вопросе, есть несколько вариантов действий.

А) Поскольку Правила бытового обслуживания потребителей не содержат требования к «иному документу, подтверждающему оплату бытовых услуг», на наш взгляд, подобным документом может быть справка свободной формы о том, что работа оплачена, либо документ, подтверждающий оформление заказа потребителя, с отметкой «работа оплачена».

В случае выдачи потребителю такой справки либо проставления такой отметки оригинал квитанции банка может остаться у сервисного центра.

Б) Если в качестве документа, подтверждающего оплату, потребителю выдается оригинал квитанции банка, то в акте выполненных работ не следует указывать, что выполненные работы потребителем оплачены.

В этом случае, если потребитель отзовет деньги из банка, с него можно будет через суд взыскать соответствующую сумму вместе со штрафными санкциями за просрочку оплаты (размер штрафных санкций в договоре можно предусмотреть достаточно высокий, чтобы у потребителя был стимул не отзывать деньги из банка).

Вопрос

Потребитель обращается в сервисный центр с неисправным электроинструментом на 1-2 день после его покупки. Поломку можно устранить в рамках гарантийного ремонта в течение 10-15 минут. Однако потребитель требует выдать ему акт о наличии неисправности для того, чтобы он мог заменить данный товар у продавца.

Имеет ли право сервисный центр произвести работы по гарантийному ремонту неисправного электроинструмента, не выдавая потребителю акт на замену? Подлежат ли электроинструмент и измерительная техника обмену, если при их эксплуатации обнаружился брак?

Ответ:

Статья 20 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» в пункте 1 предусматривает, что потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребовать:

  • — замены недоброкачественного товара товаром надлежащего качества;
  • — соразмерного уменьшения покупной цены товара;
  • — незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара;
  • — возмещения расходов по устранению недостатков товара.

Пункт 2 этой же статьи содержит исключение из права потребителя на замену недоброкачественного товара товаром надлежащего качества и говорит о том, что потребитель вправе потребовать замены технически сложного товара или дорогостоящего товара в случае обнаружения его существенных недостатков.

Перечень технически сложных товаров, при обнаружении существенных недостатков которых потребитель вправе требовать их замены, утвержден Постановлением Совмина от 14.06.2002 года № 778.

Именно по данным товарам при обнаружении гарантийного случая сервисный центр вправе произвести работы по гарантийному обслуживанию, а потребитель не вправе требовать их замены.

Электроинструменты и измерительные средства в данный перечень не входят, Поэтому в рассматриваемом случае за потребителем остается право выбора – требовать осуществления гарантийного ремонта или замены товара.

Соответственно, если потребитель обратился в сервисный центр с конкретным и оформленным требованием выдать акт о том, что в приобретенном им товаре имеется неисправность, сервисный центр обязан выдать такой акт (при условии, что товар действительно неисправный) и не имеет права настаивать на проведении гарантийного ремонта.

Если же потребитель свое требование о выдаче акта не оформит надлежащим образом, сервисный центр может провести гарантийный ремонт и на этом основании отказать потребителю в выдаче акта на замену.

Вопрос

Имеет ли сервисный центр право не выдавать потребителю некоторые запасные части после проведения платного ремонта, например использованную смазку?

Ответ:

В соответствии с пунктом 84 Правил бытового обслуживания потребителей, все замененные за плату дефектные узлы, блоки, модули и другие детали возвращают потребителю при получении изделия из ремонта.

Использованная смазка, по нашему мнению, к узлам, блокам, модулям и другим деталям не относится и поэтому выдаче заказчику не подлежит.

А все то, что относится к узлам, блокам, модулям и другим деталям должно быть выдано заказчику.

 

Подводя итог всему выше написанному в данной главе, хотелось бы отметить что защита гражданских прав идет «по обе стороны баррикад», со стороны потребителей, которые добросовестно защищают нарушенные права, и юридических фирм, которые борются с другой категорией потребителей – которые нарушают принадлежащее им право, а именно потребителей – экстремистов.

Законодатель на сегодняшнем этапе развития общества не выделяет отдельную категорию, как то «потребительский экстремизм» и не дает понятия этой категории. На наш взгляд, это существенное упущение гражданского законодательства, так как юридические лица в лице фирм, компаний и организаций ставятся в зависимое от потребителей  положение.

Новая редакция Закона «О защите прав потребителей» ставит бизнес в еще более ухудшенное положение, чем раньше. Она возводит права потребителей чуть ли не в ранг абсолютной.

Законодатель, на наш взгляд, должен ввести в гражданский оборот категорию «потребительский экстремизм», дефиницию понятия «потребительский экстремист» и установить конкретные меры ответственности за превышения потребителем своих прав.

Однако, на сегодняший день, у организаций есть некоторые способы борьбы с потребительским экстремизмом.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в работе перед нами стояла задача раскрытия довольно обширной темы защиты гражданских прав. Как мы видим, в современном белорусском обществе, которое активно создает систему рыночной экономики, проблема защиты гражданских прав стоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своих субъективных прав в конечном счете зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц, что является важным показателем для всей экономики государства.

К сожалению, следует отметить, что законодательство далеко не в полной мере регламентирует освещаемую проблему. Так, на государственном уровне ещё не достаточно прочно был закреплён принцип возможности защиты законных прав и интересов в случаях злоупотребления правом другим лицом,  искажения его прямого назначения и использования данного положения с корыстной целью. Однако, такие ситуации имеют место быть на практике.

Остро стоит и вопрос о той тонкой грани, после которой заканчивается реальная защита гражданских прав и начинается произвол, самоуправство. Пределы защиты должны быть максимально чётко обозначены, чтобы выйти за рамки дозволенного не было возможным. Ибо в противном случае, такой процесс может нести необратимый характер и повлечь серьёзное ущемление прав других граждан.

По нашему мнению, при теоретической проработке защиты гражданских прав и ее законодательном закреплении необходимо больше внимания уделять самозащите. Но прежде следует учесть, что в белорусском обществе присутствует доля нигилизма и недоверия к органам государственной власти, что постоянно тянет назад развитие этого процесса.

Несклонность наших соотечественников обращаться в суд для защиты собственных прав и интересов делает разительным положение уровня самозащиты в Беларуси и, к примеру, в западных странах.

Отсюда  можно сделать вывод, что повышение планки правосознания и правовой культуры именно в менталитете белорусов-  это первый шаг на пути к возвышению института защиты прав на более высокий уровень, чего, несомненно, требует интенсивно развивающееся гражданское общество республики для дальнейшего плодотворного симбиоза с мировым сообществом.

Говоря о защите прав в бизнесе, хочется отметить что общество не стоит на месте, оно идет в ногу со временем. Если в 1999 году бизнес не слышал о таком понятии, как «потребительский экстремизм», то в сегодняшних реалиях данное понятие слышится повсеместно.

Новая редакция Закона «О защите прав потребителей» ставит бизнес в еще более ухудшенное положение, чем раньше. Она возводит права потребителей чуть ли не в ранг абсолютной.

Законодатель, на наш взгляд, должен ввести в гражданский оборот категорию «потребительский экстремизм», дефиницию понятия «потребительский экстремист» и установить конкретные меры ответственности за превышения потребителем своих прав.

Однако, на сегодняший день, у организаций есть некоторые способы борьбы с потребительским экстремизмом.

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Конституция Республики Беларусь  15 марта 1994 г. N 2875-XII  (с изменениями и дополнениями, принятыми на Республиканских референдумах 24.11.1996, 17.10.2004 (Решение от 17.11.2004 N 1)) // Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 4 января 1999 г. N 1/0.
  2. Гражданский кодекс Республики Беларусь 7 декабря 1998 г. № 218-З (в ред.10.01.2011) // Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 20 марта 2001 г. N 2/744.
  3. Жилищный кодекс Республики Беларусь 22 марта 1999 г. № 248-З.// Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 24 марта 1999 г. N 2/23.
  4. Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25 сентября 2005 года № 10 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» // Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 7 октября 2003 г. N 6/374.
  5. Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 14 декабря 2004 г. N 1590 «Об утверждении Правил бытового обслуживания потребителей» (в ред.27.11.2007) // Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 20 декабря 2004 г. N 5/15304.
  6. Закон Республики Беларусь 9 января 2002 г. № 90-З «О защите прав потребителей» (в ред. 16.01.2009)// Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь 16 января 2002 г. N 2/839.
  7. Гражданское право России. Курс лекций. Под редакцией О.Н. Садикова. Ч. I. М., 1996.
  8. Витушко В.А. Курс гражданского права. Общая часть: Научно-практическое пособие. Т. 1. Мн.: БГЭУ, 2001.
  9. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2000.
  10. Правонарушение: понятие, причины, ответственность / Н. С. Малеин, 192 с., М. Юрид. лит. 1985.
  11. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.
  12. Суханов Е.А. Гражданское право в 2 томах.М.,2006.
  13. Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Гражданское право в 3 томах. Т.1. С-Петербург, 2005.
  14. Чигир В.Ф. Гражданско-правовой договор. 2005.\\ Консультант-Плюс.