Цвет не тот, отпечатков нет – как формируется доказательственная база по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков

Адвокат МиноблЮК №2, магистр юридических наук Латышев П.С.

Дела, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, в моей практике встречаются не часто, но и не редко. Это связано со спецификой работы адвоката – кто то больше любит дела в области безопасности дорожного движения, кто то гражданские дела, а кто то – дела о наркотиках. И адвокат сам вправе выбирать, какая специфика ему больше по душе. Но как любой профессиональный защитник, ты должен иметь представление о каждой категории уголовных дел.

В каждой категории дел есть своя специфика, но общие требования остаются едиными для всех – должны быть добыты допустимые, достоверные, и, самое главное, достаточные доказательства для привлечения человека к уголовной ответственности.

А что, если таких доказательств следствие не добыло, а государственный обвинитель в ходе судебных прений также внятно не может объяснить, на основании каких фактических данных человек должен быть привлечен к уголовной ответственности по ч.1 ст.328 УК Республики Беларусь?

На этот вопрос отвечает статья 16 УПК Республики Беларусь, закрепляющая общие положения международно-правового стандарта – принципа презумпции невиновности, а именно:

  • Сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого.

  • Приговор не может быть основан на предположениях.

Поэтому, если нет соответствующих относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих факт совершения соответствующим гражданином уголовного преступления, предусмотренного статьей 328 (да и любой другой) УК Республики Беларусь – суд должен постановить оправдательный приговор.

Однако то, что предписывает теория, и что в реальности происходит на практике – абсолютно разные вещи. Так произошло и в той ситуации, которую мы сегодня с вами проанализируем.

Что произошло?

В октябре 2014 года в г. Мозыре несовершеннолетний гражданин Т. возвращался с тренировки домой и по дороге решил зайти в гости к бабушке с дедушкой. Выйдя из автобуса, он присел на парапет возле остановки, достал мобильный телефон и стал звонить отцу, чтобы предупредить о том, что задерживается. В этот момент времени к гражданину Т. подходят два сотрудника ОМОН УВД Гомельского облисполкома, которые были откомандированы в г. Мозырь, спрашивают, что гражданин Т. делает на данном участке местности, а затем лезут в клумбу с цветами, которая находилась в метрах 3-5 от места, где сидел гражданин Т. и достают от туда пакет с веществом белого цвета, и говорят, что они видели, как гражданин Т. сбросил этот пакет, когда они стали к нему приближаться.

 

Однако описанное выше значительно отличается от показаний этих самых сотрудников ОМОН. Вот как один из них описывают ситуацию:

Так 24.10.2014 года я заступил на службу по охране общественного порядка в г. Мозыре. Службу нес совместно с милиционером ОМОН К. и примерно в 19 часов 00 минут нами на маршруте патрулирования, а именно на ул. ______ около остановки общественного транспорта в г. Мозыре был замечен молодой человек, который вел себя подозрительно, при этом сидел на заборе, что-то говорил про себя, речь его была невнятной, что и вызвало у нас подозрение, после чего нами было принято решение о проверке данного гражданина. Подойдя к молодому человеку, мы представились и спросили цель его нахождения в данном месте, а также наличие документов удостоверяющих его личность. На что нам молодой человек, которым впоследствии оказался гражданин Т. 1997 г.р., ответил, что документов у него при себе не имелось. При этом последний нервничал и совершал непроизвольные действия руками, а также невнятно с тревогой отвечал на наши вопросы, что и вызвало у нас подозрение. Потом нами был задан вопрос, имеются ли при нем запрещенные предметы, в том числе наркотические средства. На что Т. ответил, что таковых при нем не имелось и при этом левой рукой полез в карман куртки и выбросил на клумбу сверток, которая находилась рядом с остановочным пунктом общественного транспорта. С учетом специфики своей работы мне известно, что данные предметы могут содержать наркотические средства. После чего Т. был нами задержан по подозрению в хранении наркотических средств и в отношении последнего проведен наружный досмотр одежды, в ходе которого при нем ничего обнаружено не было. Далее на место была вызвана следственно- оперативная группа и проведен осмотр, в ходе которого выброшенный Т. сверток из фольги был изъят и упакован в специальный пакет. Далее Т. был нами доставлен в Мозырский РОВД для дальнейшего разбирательства, в том числе проведения личного обыска и доставления для прохождения медицинского освидетельствования на факт потребления наркотических средств.

Как впоследствии показало медицинское освидетельствование, никаких признаков наркотического опьянения у гражданина Т. не было, наркотиков он не потреблял.

Гражданин Т. был задержан, опрошен и отпущен домой. Затем, в декабре 2014 г. было возбуждено уголовное дело по факту незаконного оборота наркотических веществ, которое в феврале 2015 г. было приостановлено и о нём забыли аж до мая 2016 года. Все следственные действия по делу были проведены, гражданин Т. был опрошен в качестве свидетеля и дело ушло пылиться на полки. Однако в мае 2016 г. прокуратура Мозырского района вспоминает про это дело в связи с тем, что в отношении гражданина Т. возбудили уголовное дело по статье «Хулиганство» и за сутки гражданин Т. превращается сначала в подозреваемого, а затем через пол-часа и в обвиняемого еще и по статье 328 ч.1 УК Республики Беларусь. Так, чтобы не скучно было.

Про уголовное дело касательно статьи 339 УК, возбужденному в отношении гражданина Т., будет рассказано отдельно. В этой статье мы проанализируем именно состав, связанный с незаконным оборотом наркотиков и тем «натягиванием» доказательной базы, которая произошла по этому делу.

Версия сотрудников ОМОН

Вся вышеизложенная сотрудниками ОМОН версия стороной защиты была расценена как абсурдная. По ней возникает один риторический вопрос – зачем если тебя остановили сотрудники милиции сразу же при них сбрасывать наркотическое вещество, когда ты в радиусе видимости один, и тебя сразу же задержат за этот сброс? Однако сотрудников ОМОН  их версия не смущает. Как не смутила она и следствие, и прокуратуру и суд.

При этом, будучи допрошенными в судебном заседании, оба сотрудника ОМОН пояснили, что они часто бывают в рейдах в г. Мозыре и подобная ситуация по сбросу наркотиков в присутствии сотрудников в их практике случается достаточно часто.

Удивительно, не так ли? Ответ на данный феномен, по всей видимости, знают только сотрудники УВД Гомельского облисполкома.

 

Про цвет и состав веществ, проходящих по материалам дела

В протоколе осмотра места происшествия указано, что «..при разворачивании свертка обнаружен порошок бело-серого цвета..».

 Понятые С. и Р., будучи допрошенными в качестве свидетелей по делу, показали, что в свертке они увидели порошкообразное веществе БЕЛОГО цвета.

До момента передачи изъятого свертка с веществом на химическую экспертизу, в материалах дела фигурирует вещество то белого, то бело-серого цвета.

При этом, в ходе предварительного следствия изъятое вещество меняет свою консистенцию – из порошкообразного превращается в «растительного происхождения».

Однако на химическую экспертизу поступает вещество светло-желтого цвета.

В заключении эксперта от 25.11.2014 г. указано следующее:

«…В специальном пакете при вскрытии находился сверток из листа бумаги А4 формата в котором находился сверток из фольги (см. фото №№2,3). В свертке из фольги находилось порошкообразное вещество светло-желтого цвета массой 0,07 г….».

 

После исследования эксперт делает следующий вывод: «…порошкообразное вещество светло-желтого цвета массой 0,07 г, находившееся в свертке из фольги, содержит в своём составе амфетамин (фенамин) — особо опас­ное психотропное вещество, не используемое в медицинских целях…».

Таким образом, имеет место следующее:

  1. 24.10.2014 года с участка местности, расположенного вблизи _____ по ул._________ в г.Мозыре, изымается порошкообразное вещество БЕЛОГО цвета. Цвет порошка удостоверяют 4 человека – следователь, специалист и 2 понятых.

  2. До момента отправки изъятого вещества на химическую экспертизу, цвет вещества фигурирует как БЕЛО-СЕРЫЙ.

  3. На химическую экспертизу попадает вещество СВЕТЛО-ЖЕЛТОГО цвета. Цвет вещества удостоверяют эксперт и лаборант. Именно порошкообразное вещество СВЕТЛО-ЖЕЛТОГО цвета содержит в своем составе психотропное вещество – амфетамин.

  4. Возбуждение уголовного дела происходит по факту нахождения в веществе СВЕТЛО-ЖЕЛТОГО цвета психотропного вещества, хотя с участка местности было изъято вещество БЕЛОГО цвета.

  5. Далее, на момент приостановки предварительного расследования 24.02.2015 года, фигурирует уже вещество растительного происхождения которое, согласно заключению экспертизы, содержит в своем составе особо опасное психотропное вещество, неиспользуемое в медицинских целях — амфетамин. На момент возобновления предварительного следствия 13.05.2016 г. следователь, которая выносила постановление о приостановлении предварительного следствия, указывает, что было изъято порошкообразное вещество.

В своей речи на стадии судебных прений сторона защиты указывала, что на наш взгляд,  имело место явная подмена вещества, изъятого с участка местности, расположенного вблизи _______ по ул._______ в г.Мозыре 24.10.2014 г., и вещества, поступившего 24.11.2014 г. на химическую экспертизу, которая подтверждается несовпадением цвета изъятого вещества и цвета поступившего вещества. Белый цвет имеет явные отличия от светло-желтого цвета.

Также непонятно, какое конкретно вещество было изъято, поступило на экспертизу, и по какому веществу возбуждалось уголовное дело. По материалам уголовного дела проходит сначала порошкообразное вещество, содержащее в своем составе амфетамин, а затем вещество растительного происхождения, содержащее в своем составе амфетамин.

Необходимо отметить, что психотропное вещество типа амфетамин является синтезированным веществом, получаемым путем химических реакций. Внедрить данное химическое вещество в структуру вещества растительного происхождения, чтобы имело место однородная масса соединенных веществ, невозможно даже в теории.

То есть, не установлено, содержал ли изъятый 24.10.2014 г. порошок белого цвета в своем составе наркотические вещества, а возбуждение уголовного дела № 24.12.2014 года в отношении изъятого 24.10.2014 г. порошкообразного вещества светло-желтого цвета является незаконным и необоснованным, поскольку 24.10.2014 года с участка местности, расположенного вблизи ______ по ул._______ в г.Мозыре вещество светло-желтого цвета не изымалось.

Суду и всем присутствующим в зале судебного заседания в ходе судебных прений были продемонстрированы пакеты, содержащие порошкообразные вещества БЕЛОГО, БЕЛО-СЕРОГО, СВЕТЛО-ЖЕЛТОГО цвета. Цвет этих веществ можно было определить невооруженным глазом.

 

Показания сотрудников ОМОН против заключений экспертиз

 

Как следовало из показаний сотрудников ОМОН гражданин Т. достал из кармана и сбросил на землю сверток из фольги, на данном свертке обязаны были остаться отпечатки пальцев гражданина Т. (нескольких), поскольку он должен был держать этот сверток в руках до момента появления сотрудников ОМОН (когда он его якобы купил и положил в карман) и в момент, когда он его выбрасывал.

Между тем, проведенная по делу судебно-биологическая экспертиза от 06 ноября 2014 года, на свертке из фольги обнаружены единичные безъядерные эпительные клетки, не пригодные для исследования, то есть ороговевшие кожные отшелушивания, а не потожировые выделения с кожного покрова рук, посредством которых на данном свертке должны были быть зафиксированы папиллярные узоры пальцев левой\правой руки гражданин Т.

 Между тем, никаких вышеуказанных потожировых выделений, содержащих папиллярные узоры пальцев рук Т., на данном свертке из фольги обнаружено не было. Поэтому отсутствие вышеуказанных выделений и папиллярных узоров подтверждает показания гражданина Т. о том, что никакого свертка у него не было, он его не трогал, из кармана не доставал и не выбрасывал.

Необходимо отметить, что у гражданина Т. отсутствовали в его одежде следы наркотических веществ, которые должны были быть там из-за того, что сверток из фольги был неплотный и содержащееся в нем вещество должно было просыпаться и остаться. Это подтверждается рапортом и судебной криминалистической экспертизой.

Таким образом, по делу кроме показаний двух заинтересованных сотрудников ОМОН, при которых граждане г. Мозыря начинают массово сбрасывать наркотические вещества, подтверждению факта якобы сброса гражданином Т. пакета с веществом неустановленного цвета в материалах дела нет.

Защита не единожды указывала, что в законодательстве Республики Беларусь отсутствует принцип «презумпция доверия показаниям сотрудника милиции» и поэтому без соответствующих объективных доказательств (фото-видео фиксация), показаний независимых свидетелей, показания сотрудников ОМОН нельзя признавать достаточными по делу доказательствами для привлечения гражданина Т. к уголовной ответственности за якобы хранение и сброс при них свертка с порошкообразным (или растительным – так и не было установлено) веществом.

 

Другие нарушения требований Закона по данному делу

Список нарушений УПК и других НПА обширен – можно открывать кодекс и смотреть, какие статьи не были нарушены. Приведем основные нарушения, допущенные следствием при формировании доказательственной базы:

  1. Задержание, оформление и опрос гражданина Т., которому не было 18-лет на момент задержания, проходило в отсутствие защитника, который в силу статьи 44 УПК, был обязателен.

  1. В протоколе осмотра места происшествия указано – «составлена схема».

На обороте листа ____ после слов «К настоящему протоколу прилагается: 1. Схема (ы)» имеются явные замазывания корректором белого цвета, а затем внесения уже иных данных. По рельефу замазывания в этой графе стояла цифра «1», а затем данная цифра была замазана, и вместо неё был поставлен прочерк. 

При этом, не стоит никаких отметок о том, в связи с чем вносились данные исправления, а также эти исправления не удостоверены подписью соответствующего должностного лица в соответствии с ч.5 ст.193 УПК Республики Беларусь и не оговорены им.

Соответствующая схема осмотра места происшествия в материалах дела отсутствует.

Таким образом, имеет место искажение фактических данных в соответствующем протоколе осмотра места происшествия путем замазывания одних данных и внесения других данных, а также изъятие соответствующей схемы из материалов уголовного дела.

Куда делась схема, что на ней было, и кто это сделал – осталось за кадром. Стороне защиты было отказано в проведении проверки по факту совершения преступления, предусмотренного ч.2 ст.395 УК Республики Беларусь.

  1. Был проведен незаконный обыск в жилище отца гражданина Т.

  1. Перед проведением очных ставок между сотрудниками ОМОН и гражданином Т. после возобновления уголовного дела в мае 2016 г., следователь Н. до проведения очных ставок не провел, как того требует Закон, опознания гражданина Т. в соответствии со ст.223 УПК Республики Беларусь.

  2. Более того, перед проведением очной ставки следователь Н дает обоим свидетелям – сотрудникам ОМОН, ознакомиться с теми показаниями, которые они давали ранее, то есть знакомит их с материалами уголовного дела и дает вспомнить детали события.

Далее при проведении очной ставки следователь Н. представляет свидетелю – сотруднику ОМОН,  гражданина Т. и говорит, что этот парень является гражданином Т. При этом, оба свидетеля не помнят, как выглядел этот парень, однако после того, как следователь представил им парня как гражданина Т., оба свидетеля с уверенностью говорили, что они задерживали именно его 24.10.2014 года, хотя никакого опознания до этого не было.

При этом, будучи допрошенным в судебном заседании, свидетель Ч. – сотрудник ОМОН, пояснил, что если бы следователь посадил любого парня и назвал бы его гражданином Т., то он бы сказал, что именно его и задерживал.

  1. Следователь Н., предъявляя обвинение гражданину Т. в СИЗО №3 г.Гомеля, лишил обвиняемого Т. права на защиту и права на свободный выбор адвоката. В протоколах разъяснения прав и обязанностей как подозреваемого, так и обвиняемого, а также в протоколах допросов гражданин Т. собственноручно написал, что нуждается в юридической помощи адвоката Латышева П.С. и что он ходатайствует об участии адвоката Латышева П.С. в процессуальных действиях. Следователь Н. проигнорировал данное ходатайство и заявил, что с гражданина Т. хватит и дежурного адвоката Центрального района г.Гомеля.

Хочу отметить, что ни я, ни отец гражданина Т., не были уведомлены следователем Н. о том, что гражданин Т. желает чтобы и по этому уголовному делу его защищал адвокат Латышев П.С. У следователя Н. были как мои телефоны, так и телефоны отца гражданина Т., однако он не перезвонил и не сообщил нам об этом. Следователь Н. не предоставил гражданину Т. также такой возможности сообщить путем звонка или путем отправки письма.

Тем самым следователь Н. грубейшим образом нарушил право гражданина Т. на защиту, а именно на выбор им соответствующего адвоката для защиты, обязательность предоставления возможности для  заключения родственниками (отцом) договора с этим адвокатом для защиты, а также явки этого адвоката для осуществления защиты. Следователь Н. навязал гражданину Т. юридическую помощь адвоката из г.Гомеля, от которой гражданин Т. отказывался.

 

Итоги

В августе 2016 г. по делу был постановлен обвинительный приговор. Все вышеизложенные доводы суд посчитал незначительными нарушениями требований УПК. 2\3 всех доводов было проигнорировано. Про цвет веществ в приговоре нет ни слова, про отсутствие отпечатков пальцев обвиняемого на свертке – ни слова, про отсутствие следов вещества на одежде гражданина Т. – ни слова. Зато есть показания свидетелей – сотрудников ОМОН – которые видели, как гражданин Т. сбрасывает сверток. На этом и был основан приговор.

Апелляционная, надзорные инстанции игнорируют 3/4 всех доводов жалоб, подаваемых в их адрес. На 120-126 страничные жалобы приходят 2-3 страничные ответы. Но мы не отчаиваемся и двигаемся дальше. Впереди Верховный суд.

 

Вместо послесловия

Прочитав статью, я думаю, даже человек, не связанный с юриспруденцией, поймет, что сомнений в обоснованности вывода о виновности гражданина Т., и, соответственно, для применения статьи 16 УПК Республики Беларусь, хватило бы для вынесения десятка оправдательных приговоров.

Однако замечена тенденция, что прокуратура и суды начинают вспоминать про принцип презумпции невиновности по делам, где не затронуты интересы правоохранительных систем – то есть по делам частного обвинения, возбуждаемых самими потерпевшими и когда сами потерпевшие доказывают вину обвиняемого. На глаза мне попадались протесты соответствующих должностных лиц прокуратуры на приговоры по делам частного обвинения, где они на 3-4 страницах описывали принцип презумпции невиновности в разрезе всех несостыковок в показаниях потерпевшего, свидетелей и заключений экспертиз и делали глубокое заключение, что, мол, грубым образом нарушен вышеуказанный принцип, права обвиняемого и обвинительный приговор подлежит безусловной отмене. И приговоры отменялись.

Протесты были на 10-15 листов текста, что в разрезе получаемых мной 2-3 страничных ответов (вплоть до Генеральной прокуратуры) на мои многостраничные жалобы – просто без комментариев.

Мы очень надеемся, что когда-нибудь практика привлечения к уголовной ответственности только на основании показания сотрудников правоохранительных органов перестанет существовать и что у нас будет действовать принцип презумпции невиновности по всем категориям дел, а не только по делам частного обвинения (по которым в основном и выносятся оправдательные приговоры).