Без вины виноватый или управление транспортным средством по требованию инспектора ГАИ

Без вины виноватый или управление транспортным средством по требованию инспектора ГАИ

Латышев П.С. – помощник адвоката

Управление транспортным средством в состоянии опьянения является одним из самых серьезных, если не самым серьезным нарушением ПДД. Проблема управления автомобилем в состоянии алкогольного опьянения постоянно находится в поле зрения средств массовой информации, законодателей, практиков и ученых. Однако еще одной серьезной проблемой в этой области является точное и единообразное применение законодательства в этой области. Как свидетельствует правоприменительная практика, проблемы еще имеются.

Так, постановлением начальника ОГАИ одного из районов г.Минска от 12 декабря 2012 г., признано, что гражданин А допустил нарушения пункта 10.1 Правил дорожного движения, в этой связи признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.18.16 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее сокращенно КоАП) и подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере 2 500 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами всех категорий сроком на 3 года.

В протоколе об административном правонарушении записано, что 09.12.2012 г. гражданин А в период времени примерно 11.40, якобы управлял автомобилем ГАЗ- во дворе дома Х по ул.Герасименко г.Минска в состоянии алкогольного опьянения.

Краткие обстоятельства дела.

  • 09 декабря 2012 г., примерно в 11-00 гр-н А находился дома, по адресу проживания  Намерений и действий (например: чистка автомобиля от снега, прогрев двигателя перед движением автомобиля) управлять автомобилем до 10.12.1012(понедельник) не имел, т.к. до вызова на улицу спал, а воскресенье планировал провести дома с семьей.

  • В домофон позвонил сотрудник ГАИ, который свою фамилию не назвал. Трубку снимала моя мать – гражданка Б. Сотрудник ГАИ сказал, что стоящий рядом с домом наш автомобиль припаркован неправильно и, мол, его необходимо переставить в другое место.

  • Гр-н А вышел из дома к месту стоянки машины. Необходимо отметить, что непосредственным очевидцем (свидетелем) имевших место последующих событий является отец гражданина А.

  • Необходимо отметить, что припаркованный автомобиль не нарушал никаких пунктов ПДД. В данном месте отсутствуют:

1.Знаки, запрещающие остановку и стоянку;

2.разметка дорожного покрытия запрещающего остановку (парковку) ТС;

3.пешеходная дорожка;

4.зеленая зона.

Автомобиль был припаркован вдоль забора строительного объекта и движению других ТС не мешал.

  • Инспектор ГАИ изъял у гр-на А водительское удостоверение и документы на автомобиль, и ознакомившись с документами, ему их не вернул. Объяснений и доводов гр-на А и его отца, как свидетеля по парковке автомобиля не слушал, и повторно, потребовал (Требование  — действие, выражающееся в настойчивой, категорической, просьбе исполнить что-либо) переставить автомобиль в другое место. Моим состоянием данный сотрудник ГАИ не интересовался, не спрашивал, могу ли я (в состоянии ли) управлять автомобилем в тот момент.

  • Не дожидаясь действий гр-на А по перепарковке ТС и забрав права инспектор ГАИ сказал, что после перепарковки подойти к машине ГАИ за документами, после этого сел в автомобиль ГАИ и уехал к другому автомобилю ГАИ за 100 метров от места происходящих событий. Т.к. у гр-на А изъяли права и объяснений не выслушали ему ничего не оставалось делать, как перепарковать автомобиль и подойти к машине ГАИ чтобы вернуть документы.

  • Выполняя требование сотрудника ГАИ, гр-н А сел за руль автомобиля ГАЗ перегнал его на другое место стоянки (около 20 метров от предыдущего места). При перепарковке автомобиля никаких вредных последствий не наступило.

  • Далее гр-н А пошел к машине ГАИ, которая находилась метрах в 100 от места событий. Сел в эту машину. Через некоторое время заполнявший документы уже другой сотрудник ГАИ сказал, что подозревает, что гр-н А находится в состоянии алкогольного опьянения. При этом, никаких приборов для определения этого состояния (алкотестер) не применялось, протоколов процессуальных действий (какие признаки алкогольного опьянения обнаружили сотрудники ГАИ, и по другим вопросам) не составлялось.

  • Далее гр-на А отвезли на освидетельствование в пункт, который находится в г.Минске, ул.Передовая,11. Там же составили протокол об административном правонарушении, что он, якобы управлял автомобилем во дворе дома Х по ул.Герасименко г.Минска в состоянии алкогольного опьянения. Однако копия протокола на руки гр-ну А вручена не была.

Таким образом, можно констатировать, что управлять автомобилем в этот день и в этот час гр-н А  ни желаний, ни намерений не имел, сел за руль и перегнал автомобиль ГАЗ в другое место исключительно по требованию сотрудника ГАИ. Этот сотрудник при изложении своего требования не проверил состояние гр-на А и не определил возможность, мог ли он в тот момент управлять транспортным средством. Соответствующий протокол процессуального действия не составил.

В соответствии с ч 2 ст.35 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2007 г. «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» законные требования сотрудника органов внутренних дел обязательны для исполнения должностными лицами и другими гражданами. Невыполнение законных требований сотрудника органов внутренних дел, ……………….. влечет ответственность, предусмотренную законодательными актами Республики Беларусь. Таковая ответственность в частности предусмотрена ст.23.4 КоАП. Поэтому гр-н А обязан был выполнить требование сотрудника ГАИ, сесть за руль автомобиля ГАЗ и перегнать его в другое место стоянки.

На следующей стадии административного процесса начальником ОГАИ одного из районов г.Минска был грубо нарушен установленный ПИКоАП (статьи 11,5, и др.) порядок рассмотрения и разрешения дела об административном правонарушении. В ОГАИ одного из районов г.Минска рассмотрения по существу дела об административном правонарушении не было. Ни разъяснения прав и обязанностей, ни должного опроса лиц, участвующих в деле и свидетелей, ни исследования иных доказательств поделу, ни установления обстоятельств, указанных в ст.11.6 ПИКоАП.

Реальные обстоятельства имевших место событий 09 декабря 2012 г. начальником ОГАИ одного из районов г.Минска не установлены и в вынесенном по делу постановлении не отражены. Не опрошены сотрудники ГАИ, требования которых выполнял гр-н А. Гр-ну А не было предоставлено возможности заявить необходимые ходатайства по делу. Постановление вынесено на неисследованных обстоятельствах дела. Текст постановления по делу был подготовлен заранее (до начала процедуры рассмотрения) и лежал на столе перед начальником ОГАИ одного из районов г.Минска. В него оставалось только вписать меру административного взыскания.

Помимо вышеперечисленного в постановлении начальника ОГАИ одного из районов г.Минска от 12 декабря 2012 г. содержатся записи, не соответствующие действительности.

Так, в постановлении утверждается, что  цитирую

«…Гр-н А вину во вменяемом правонарушении признал полностью, в содеянном раскаялся. На вопрос, не является ли его признание вынужденным, он заявил, что не является, а имеющиеся в деле доказательства не оспаривает и исследовать их не желает…»…

Все это не соответствовало действительности. Должностные лица органа, ведущего административный процесс, гр-ну А суть обвинения не разъясняли. Не имея на руках протокола об административном правонарушении, он, собственно говоря, не знал, в чем обвиняюсь, и поэтому признать вину ….. «… во вменяемом правонарушении…» никак не мог. Поскольку по рассматриваемому делу гр-н А ни в чем не признавался, постольку вопрос о вынужденности (или не вынужденности) признания не ставился и поставлен быть не мог. А, следовательно, и ответов никаких на не поставленный вопрос он не давал. Изложенное касается и части фразы, относящейся к доказательствам.

Полностью не соответствовало действительности и содержащееся в постановлении утверждение, что  цитирую

«… Лицу, в отношении которого ведется административный процесс, было разъяснено, что отказ от исследования доказательств влечет недопустимость обжалования или опротестования постановления по делу об административном правонарушении по этому основанию»….

Данный вопрос в процессе рассмотрения дела не поднимался, не обсуждался и до сведения гр-на А не доводилась информация о …. «….недопустимости обжалования или опротестования постановления по делу об административном правонарушении….».

Все вышеизложенные факты были отражены в жалобе гр-на А, которую он подал в Суд одного из районов г.Минска 22 декабря 2012 г., в которой просил отменить постановление начальника одного из районов г.Минска от 12 декабря 2012 г. о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной ч.1 ст. 18.16 КоАП Республики Беларусь и вынести постановление о прекращении в отношении него административного процесса на основании п.2. ч.1. ст.9.6 ПИКоАП за отсутствием в деянии состава административного правонарушения.

Вместе с этим, защитник гр-на А с его согласия сделал соответствующий адвокатский запрос одному из ведущих теоретиков в области административного права и процесса, на предмет выяснения мнения специалиста по вопросу «имеется ли в действиях подзащитного гр-на А административно-правовая вина?».

Из заключения специалиста:

«…Ответ на вопрос «имеется ли в действиях подзащитного гр-на А административно-правовая вина?» базируется на изложенном выше материале и будет состоять из выводов о том:

1. Осознавал ли подзащитный противоправность своего деяния и предвидел ли наступление общественно-опасных последствий (наличие интеллектуального момента вины)?

2. Желал ли он совершить вменяемое ему в вину действие (наличие волевого момента вины)?

1.

Чтобы сделать вывод о том, имеется ли в действиях подзащитного интеллектуальный момент вины, необходимо ответить на вопрос, осознавал ли подзащитный тот факт, что он находиться в состоянии алкогольного опьянения в том момент, когда управлял транспортным средством.

Из представленной защитником медицинской справки №___ о состоянии здоровья установлено, что у подзащитного 12.12.2012 в 12 ч 08 мин зафиксировано 0170 мкг\л (0,34%), в 12 ч 12 мин – 0180 мкг\л (0,36%).

Данные медицинской практики свидетельствуют о том, что указанная концентрация алкоголя в крови трудновыявима и не относится ни к одной из разработанных наукой степеней опьянения.

Так, Балякин В.А в своей работе «Острое алкогольное опьянение (Обоснование для истолкования и оценки данных по количественному содержанию алкоголя в крови)» (издана в Перми в 1961 году) приводит сводную ориентировочную схему соотношения концентрации алкоголя в крови и проявления опьянения:

А) 0,00-0,20 мкг\л — «физиологическое» или повышенное «физиологическое» содержание алкоголя в крови. До уровня 0,20 г/л «алкогольное число» может повышаться и без приема алкоголя, после приема большого количества загнившего, бродящего винограда и некоторых фруктов, некоторых пищевых средств и быть при некоторых состояниях организма.

Б) 0,20-0,50 мкг\л — большинство авторов объединяет эту группу с предыдущей.

В) 0,5-1,00 мкг\л — такое содержание алкоголя в крови указывает на несомненный факт приема алкоголя. Влияние алкоголя сказывается на любом человека и в любых условиях.

Г) 1,00-1,50 мкг\л — явное влияние алкоголя на всех людей, для непривычных к алкоголю — стойкое влияние алкоголя. Внешние проявления опьянения у большинства людей бывают заметны.

Д) 1,50-2,00 мкг\л — стойкое влияние алкоголя, значительное опьянение.

Е) 2,00 — и выше — сильное и сильнейшее влияние алкоголя.

Шиляева И.Ф. в своей работе в своей работе «Установление и подтверждение состояния алкогольного опьянения» (опубликована в СПБ Консультант плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», абзацы 28-99), выделяет степени опьянения в зависимости от содержания алкоголя в крови (промилле).

  Степень

опьянения

               Примерные симптомы

Содержание

алкоголя в

крови,

промилле

     1

                        2

     3

  Легкая

Незначительные изменения психической деятельности

(замкнутость, замедленное реагирование,

вспыльчивость, затруднения при концентрации

внимания, отвлекаемость).

Усиление вегетативно-сосудистых реакций

(изменение цвета кожи, повышенная потливость,

тахикардия).

Отдельные нарушения в двигательной сфере

(изменение походки, пошатывание при ходьбе с

быстрыми поворотами, неточность выполнения мелких

движений и координаторных проб).

Запах алкоголя изо рта.

Положительные химические реакции на алкоголь

От 0,5 до

1,5

  Средняя

Выраженные изменения психической деятельности

(поведение, сопровождающееся нарушением

общественных норм, неправильная оценка ситуации,

заторможенность, возбуждение, неадекватные

высказывания, нарушение последовательности

изложения мыслей).

Вегетативно-сосудистые расстройства

(покраснение или побледнение кожных покровов и

слизистых, учащение пульса, дыхания, колебание

артериального давления, потливость, слюнотечение,

расширение зрачков, вялая реакция на свет).

Двигательные и нервно-мышечные нарушения

(неустойчивость при стоянии и ходьбе, отчетливые

нарушения координации движений, снижение

сухожильных рефлексов и болевой

чувствительности).

Резкий запах алкоголя изо рта.

Положительные химические пробы на этиловый спирт

От 1,5 до

2,5

  Тяжелая

Тяжелые расстройства психической деятельности

(нарушения ориентировки, резкая заторможенность,

сонливость, малая доступность контакту с

окружающими, непонимание смысла вопросов,

отрывочные бессмысленные высказывания).

Выраженные вегетативно-сосудистые нарушения

(тахикардия, артериальная гипотония, дыхание

хриплое из-за скопления слизи в полости рта и

носоглотке, бледность кожи и слизистых,

потливость, в ряде случаев непроизвольное

мочеиспускание, слабая реакция зрачков на свет).

Тяжелые двигательные и нервно-мышечные

нарушения (неспособность самостоятельно стоять и

выполнять целенаправленные действия, подавление

сухожильных рефлексов).

Резкий запах алкоголя изо рта.

Положительные химические пробы на этиловый спирт

От 2,5 до 4

Алкогольная

кома

Отсутствие признаков психической деятельности

(бессознательное состояние, отсутствие реакций на

окружающее).

Тяжелые нарушения вегетативной регуляции и

деятельности сердечно-сосудистой системы

(непроизвольное мочеиспускание и дефекация,

расстройство дыхания).

Тяжелые нервно-мышечные нарушения (резкое

понижение мышечного тонуса, отсутствие болевых,

роговичных, сухожильных рефлексов, в ряде случаев

— патологические рефлексы).

Резкий запах изо рта

Свыше 4

 

Как мы видим, 0.180 мкг\л (0,36 %) не относится даже к легкой степени опьянения. По приведенным таблицам видно, что данное содержание алкоголя в крови может являться «физиологическим» или повышенным «физиологическим» содержанием алкоголя в крови (медицинский термин — эндогенным), и может повышаться даже без приема алкоголя.

Внешне обнаружить определенные критерии алкогольного опьянения, а именно: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; выраженное дрожание (тремор) пальцев рук; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке, при данной концентрации алкоголя в крови практически невозможно.

Также данная концентрация алкоголя в крови на внутреннем самочувствии физического лица никак не отражается.

Поэтому, можно сделать вывод о том, что подзащитный в момент управления транспортным средством ни по внешним признакам, ни по своему самочувствию не мог осознавать того, что он находиться в состоянии алкогольного опьянения, то есть не мог осознавать противоправности своих действий и предвидеть общественно-опасные последствия.

 

2.

Как уже отмечалось выше, воля – это способность человека, проявляющаяся в самодетерминации (человек способен ощущать и реализовывать в своем поведении свободу выбора, несмотря на объективные ограничивающие факторы среды или влияние неосознаваемых внутриличностных процессов) и саморегуляции им своей деятельности, а волевой момент – это сознательное направление умственных и физических усилий на принятие решения, достижение поставленных целей, выбор и осуществление определенного варианта поведения.

Из описания событий, представленных защитником, видно, что:

1. В тот момент, когда в домофон семье гр-на А позвонил сотрудник ДПС, подзащитный еще спал и намерений на управление транспортным средством у него в этот день не было.

2. Когда подзащитный вышел во двор, сотрудник ДПС потребовал от него сесть за руль автомобиля и перегнать его в другое место.

В соответствии с ч 2 ст.35 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2007 г. «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» законные требования сотрудника органов внутренних дел обязательны для исполнения должностными лицами и другими гражданами. Невыполнение законных требований сотрудника органов внутренних дел, ……………….. влечет ответственность, предусмотренную законодательными актами Республики Беларусь.

Таковая ответственность в частности предусмотрена ст.23.4 КоАП Республики Беларусь.

Таким образом, подзащитный сознательно и самостоятельно не собирался принимать решения садиться за руль своего автомобиля, а тем более управлять им. Его воля (а соответственно и волевой момент) были подчинены исполнением требований сотрудника ДПС.

Поэтому, можно сделать вывод о том, что в действиях подзащитного отсутствует волевой момент, так как он подчинялся законным требованиям работника внутренних дел…».

Общий вывод специалиста заключал в себя не только то, что в действиях гр-на А отсутствует вина, но и то, что полностью отсутствует субъективная сторона правонарушения (вина, мотивы, цели).

Вышеуказанное мнение специалиста полностью поддерживало линию защиты об отсутствии в действиях гр-на А вины.

31 января 2013 г. состоялось судебное заседания по рассмотрению жалобы гр-на А на постановления начальника ОГАИ одного из районов г.Минска. В ходе судебного заседания были представлены дополнительные объяснения гр-на А по произошедшим событиям, юридическая позиция защиты, указывающая на невиновность гр-на А и множество грубых нарушений норм ПИКоАП при ведении административного процесса, а также мнение специалиста, которое указывало на отсутствие в действиях гр-на А субъективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.18.16 КоАП.

Из постановления суда:

«…Как следует из материалов дела об административном правонарушении в отношении гр-на А, при составлении протокола об административном правонарушении ему были разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст.4.1 ПИКоАП Республики Беларусь, с обстоятельствами, изложенными в протоколе об административном правонарушении гр-н А был согласен, административное дело в отношении гр-на А было рассмотрено в его присутствии, вину во вменяемом правонарушении гр-н А признал полностью, ему было разъяснено, что отказ от исследования доказательств влечет недопустимость обжалования или опротестования постановления по делу об административном правонарушении по этому основанию, существенных нарушений нарушения норм КоАП и ПИКоАП при ведении данного административного процесса допущено не было».

Учитывая изложенное, Суд постановил оставить постановление в отношении гр-на А без изменений, а жалобу – без удовлетворения.

Суд обосновал свое решение тем, что в соответствии с ч.4 ст.11.5 ПИКоАП Республики Беларусь, согласно которой в случае признания гражданином своей вины и отказе в исследовании доказательств не допускается дальнейшее обжалование или опротестование постановления по делу об административном правонарушении по этому основанию, а так как гр-н А «..свою вину признал полностью», то, соответственно, он не имел право на обжалование.

И здесь возникает риторический вопрос – а как гражданин А мог признать вину, когда в его действиях она отсутствовала?

Да, гр-н А подписал протокол об административном правонарушении и постановление по делу. Однако, он находился в состоянии шока, он не является юристом, а понятие вины ему разъяснено не было. Он машинально поставил подпись.

И только тогда, когда он пришел к адвокату, ему наконец то было разъяснено понятие вины и он осознал, что в его действиях она отсутствовала.

Однако, судом это не было принято во внимание, несмотря на всю абсурдность ситуации, когда человеку говорили подписывать то, в чем его вины нет и не могло быть.

И это уже не первый случай в Республике Беларусь, когда сотрудники ОГАИ требуют, чтобы гражданин перегнал якобы неправильно припаркованный автомобиль, предварительно не поинтересовавшись его состоянием (и именно на сотрудниках ОГАИ лежит данная обязанность) а потом же заявляют, что он якобы управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и привлекают его к ответственности, навязывая гражданину признание вины и отказ от исследования доказательств.

Поэтому представляет необходимым выработать четкий механизм применения ч.4 ст.11.5 ПИКоАП. В частности, лицу, привлекаемому к административной ответственности, орган, ведущий административный процесс письменно под роспись обязан разъяснить суть вины (интеллектуальный и волевой моменты), а лишь за тем задавать вопрос о признание либо непризнании вины.

Также необходимо внести изменения в ПИКоАП, исключив возможность применения вышеуказанной статьи по составам, в санкциях которых присутствует такие взыскания как штраф более 100 б.в., лишение специального права, арест, депортация.

 

 

Читайте также по данной теме:

Прохождение освидетельствования на предмет нахождения в состоянии алкогольного опьянения или как не попасть в неприятную ситуацию

Административная ответственность за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения: от практики к теории (Часть 1)

Освидетельствование на алкоголь: что мог бы сделать понятой и почему он это не делает

Протокол измерения при освидетельствовании на алкоголь – что это?

Цена победы по статье «пьянка за рулем» – год жизни и 220 страниц жалоб и ходатайств

Протокол освидетельствования против справки: есть ли шансы?

Протокол освидетельствования против справки: ШАНСЫ ЕСТЬ!

Буксировку кузова без двигателя ГАИ квалифицировала как “передачу права управления”

Освидетельствование по-дзержински: без протокола, понятых и лицензии у больницы

Правоприменение по-белыничски. Часть 2. Мифический ПИКоАП

Толкал автомобиль – привлекли к ответственности за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения

Без вины виноватый или управление транспортным средством по требованию инспектора ГАИ