Протокол освидетельствования против справки: ШАНСЫ ЕСТЬ!

25 февраля 2014 года на сайте abw.by было опубликовано интервью с читателем Дмитрием под названием «Протокол освидетельствования против справки: есть ли шансы?» (http://www.abw.by/news/158520/ ).

В нем Дмитрий рассказал о своей ситуации противостояния с органами ГАИ по поводу незаконного привлечения к административной ответственности за якобы управление им автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

 Почти год потребовался Дмитрию для того, чтобы доказать свою правоту и, по существу, защитить свое доброе имя.

16 июля 2014 года Постановлением Председателя Верховного Суда Республики Беларусь административный процесс в отношении  Дмитрия был прекращен.

Из постановления от 16 июля 2014 года:

«…Из представленных (Дмитрием – вставка наша) должностному лицу, ведущему административный процесс протокола освидетельствования и медицинской справки, усматривается, что при освидетельствовании Дмитрия в наркологическом диспансере Солигорской ЦРБ 13 июля 2013 года в 05.20 показания прибора-203″ составили 0.00промилле в выдыхаемом воздухе, а также согласно лабораторным исследованиям установлено отсутствие алкоголя в крови и моче (0.00 промилле).

При новом рассмотрении 12 декабря 2013 года тот же заместитель начальника УГАИ УВД сослался на те же доказательства, что и при первичном рассмотрении. При этом в постановлении указал, что «…опрос врача, производившего выдачу медицинской справки, является нецелесообразным и влияния на принятие решения по данному делу не имеет». Самим же медицинским документам, дающим основания усомниться в объективности освидетельствования Дмитрия сотрудниками ДПС на месте, оценки не дано.

Таким образом, указание судьи, отменившего первичное постановление о наложении административного взыскания на Дмитрия, при новом рассмотрении дела не выполнено.

Судьёй, рассматривавшим жалобу на не вступившее в законную силу повторное постановление о наложении административного взыскания, указанным обстоятельствам оценки также не дано.

При таких обстоятельствах вывод заместителя начальника УГАИ о виновности Дмитрия не может быть признан обоснованным, а постановление о наложении административного взыскания — законным. Поэтому данное постановление и постановление судьи об оставлении без удовлетворения жалобы Дмитрия подлежат отмене.

Согласно ч.2 ст.7.6 КоАП в случае неоднократной отмены постановления по делу об административном правонарушении взыскание не может быть наложено по истечении восьми месяцев со дня отмены первого постановления.

Поскольку со дня отмены первого постановления к настоящему времени установленный законом предельный восьмимесячный срок для наложения взыскания истёк, производство по делу подлежит прекращению на основании п.З ч.1 ст.9.6 ПИКоАП…».

В данной статье приводятся комментарии защитника Дмитрия – адвоката Минской областной юридической консультации №1 Латышева Сергея Васильевича и адвоката Минской областной юридической консультации №2, магистра юридических наук, Латышева Павла Сергеевича.

«…..В постановлении Председателя Верховного Суда от 16 июля 2014 года для нас главным является тот момент, что медицинская справка об отсутствии состояния алкогольного опьянения, полученная самостоятельно лицом, привлекаемым к административной ответственности в установленном порядке (и в определенный промежуток времени), признана ДОПУСТИМЫМ по делу доказательством, подлежит полной, всесторонней и объективной оценке в соответствии с нормами ПИКоАП, и может служить объективным доказательством невиновности гражданина во вменяемом ему правонарушении или отсутствия события правонарушения.

Поэтому, на сегодняшний день, должностные лица органа, ведущего административный процесс, при рассмотрении дел, по ст. 18.16 КоАП Республики Беларусь, должны будут при наличии подобных медицинских справок, полученных гражданами САМОСТОЯТЕЛЬНО, фактически опровергать уже позицию Председателя Верховного Суда, а не только защиты, признавая подобную медицинскую справку недопустимым по делу доказательством.

Хотя административный процесс в отношении Дмитрия был прекращен и справедливость восторжествовала, однако, по делу вне правовых оценок осталась большая группа вопросов, изложенных в соответствующих жалобах. Между тем, рассмотрение и правовая оценка этих вопросов важны для полного, всестороннего и объективного рассмотрения дел данной категории. Вот некоторые из них.

1. Все процессуальные действия по делу проходили вне рамок административного процесса.

В процессе осуществления защиты адвокатом Латышевым С.В. были изложены доводы и аргументы относительно того, что все процессуальные действия проходили вне рамок административного процесса. Данные доводы и аргументы были отражены в жалобах в Минский областной, Верховный Суд.

 Наша позиция была следующая.

 В соответствии с п.2 ст.10.14 ПИКоАП физическое лицо, отстраненное от управления транспортным средством, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии алкогольного опьянения, подлежит освидетельствованию в порядке, устанавливаемом законодательством.

В пункте 1 Положения «О порядке проведения освидетельствования физических лиц на предмет выявления состояния алкогольного опьянения и (или) состояния, вызванного потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ», утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14 апреля 2011 г. № 497 (Далее — Положения №497) указано, что этим Положением определяется порядок проведения освидетельствования физического лица, в отношении которого ведется административный процесс.

Таким образом, законодатель четко указал, что освидетельствуются только физические лица, в отношении которых ведется  административный процесс. То есть административный процесс в установленном законом порядке должен быть начат, а освидетельствование является его продолжением (т.е. следующим этапом). Из этой посылки следует и простой логический вывод, что если административный процесс в установленном законом порядке НЕ НАЧАТ, то это означает его ОТСУТСТВИЕ и ни что иное.

Поэтому, в соответствии со ст.9.5 ПИКоАП административный процесс по делу в отношении Дмитрия должен был начаться с составления протокола о процессуальном действии (об обнаружении у него признаков алкогольного опьянения); и вынесения постановления о мерах обеспечения административного процесса (об отстранении Дмитрия НА МЕСТЕ ОСТАНОВКИ транспортного средства от управления транспортным средством). И только потом должно было начаться и проводиться освидетельствование на предмет выявления состояния опьянения. Таково требование Закона.

Поскольку указанный выше процессуальный документ инспектором ДПС не был составлен, а постановление о мерах обеспечения административного процесса не было вынесено, то административный процесс в отношении Дмитрия НЕ НАЧАЛСЯ. Со всеми вытекающими из этого факта процессуальными последствиями в отношении имевших место по делу процессуальных действий (являются незаконными), собранных по делу доказательств (являются недопустимыми) и вынесенных процессуальных решений (также являются незаконными).

 2. Нарушение права лица на защиту (в том числе, и права воспользоваться юридической помощью адвоката) в административном процессе.

Нормы ПИКоАП (ч.2 ст.2.8) устанавливает, что физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право на защиту (в том числе иметь защитника) с начала административного процесса, а должностное лицо органа, ведущего административный процесс, обязано принять меры к тому, чтобы это лицо имело фактическую возможность использовать все установленные Законом средства и способы для своей защиты именно с начала административного процесса. Мы подчеркиваем, что речь идет о праве физического лица иметь защитника именно с НАЧАЛА административного процесса. В этом соль вопроса. И здесь законодатель устанавливает норму, обязывающую орган, ведущий административный процесс, связывать (осуществлять) свои соответствующие действия с началом административного процесса.

Дмитрий в своих жалобах в судебные инстанции неоднократно указывал на нарушение норм ПИКоАП по указанному выше вопросу. И только в постановлении суда Солигорского района от 27 января 2014 г. содержится утверждение, что:

 «…Доводы Дмитрия о нарушении его права на защиту также являются недостоверными, поскольку не основаны на законе, какое-либо требование о предоставлении защитника им не выдвигалось, препятствий в реализации данного права ему не оказывалось…».

 Обращает на себя внимание, что процитированный довод суда Солигорского района полностью оторван от текста соответствующего довода из жалобы Дмитрия (см. абзац первый настоящего раздела) и не содержит указания на норму ПИКоАП, которой руководствовался суд при формулировании своей позиции.

Необходимо подчеркнуть, что нормы, регулирующие право физического лица на защиту в административном процессе могут быть реализованы только в том случае, если должностные лица органа, ведущего административный процесс, должным образом исполняют возложенные на них процессуальные обязанности обеспечить их осуществление.

Мы считаем, что на должностном лице органа, ведущего административный процесс (в случае Дмитрия – инспекторе ДПС) лежала процессуальная обязанность не только по разъяснению его права на защиту (в том числе защитника), но и выяснение факта о том, желал ли он иметь защитника с момента осуществления первичных процессуальных действий, а также реализация вышеуказанного права путем вызова и доставления защитника на место осуществления первоначальных процессуальных действий. И они эту свою процессуальную обязанность не выполнили, о чем свидетельствуют материалы дела.

Также отметим, что исходя из вышеизложенного, довод судьи о том, что «…какое — либо требование о предоставлении защитника им не выдвигалось…» является несостоятельным, поскольку соответствующая процессуальная обязанность органа, ведущего административный процесс, возникает в силу Закона, а не в силу требования (ходатайства) лица, привлекаемого к административной ответственности.

По нашему мнению, нарушение права на защиту является не только безусловным основанием к отмене вынесенного по делу постановления (ст. 2.8 ПИКоАП), но и ведет к недопустимости доказательств по делу, которые должны формироваться с участием защитника (например, протокол освидетельствования, опрос лица, привлекаемого к административной ответственности и др.)

 3. Измерение показаний с учетом пересчетного коэффициента и  погрешности прибора.

На всем протяжении осуществления защиты по делу Дмитрия (начиная с первичной жалобы на действия сотрудников ДПС в адрес Минской областной прокуратуры в августе 2013 г.) нами отмечалось, что инспекторы ДПС выносили решение о состоянии алкогольного опьянения без учета погрешностей прибора «Алкотест 203», применявшегося при освидетельствовании (пересчетный коэффициент из мкг\л в промилле + допустимая «-(минус) 15 %» погрешность прибора «Алкотест 203»).

Необходимо отметить, что прибор «Алкотест 203» выдает пересчетный, или опосредованный результат, на что орган, ведущий административный процесс, обязан ВСЕГДА обращать внимание и высчитывать соответствующие погрешности от прямого результата.

Расхождения между пересчетным коэффициентом, установленным технической документацией к прибору Алкотест 203, и установленным Положением № 497 составляет 0,05 мкг\л к одному промилле (более подробно о погрешностях прибора Алкотест 203, пересчетном коэффициенте вы можете прочитать в следующей статье: http://advokat-latyshev.by/avto/adm_otvetstv_chast_1/ ).

Согласно протоколу освидетельствования у Дмитрия были зафиксированы следующие результаты продувания прибором «Алкотест 203»:

1 продувание – 0,38 промилле.

2 продувание – 0,36 промилле.

С учетом допустимой погрешности прибора (-15%), с учетом расхождений пересчетного коэффициента, непосредственный (прямой) результат возможной концентрации паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе составили:

1 продувание – 145, 35 мг\куб.м (мкг\л).

2 продувание – 137, 7 мг\куб.м (мкг\л).

Общим выводом следовало, что даже при имеющихся показаниях прибора Алкотест 203 ОСНОВАНИЙ для привлечения Дмитрия к ответственности не было. Прямые показания прибора по отражению концентрации паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе НИЖЕ установленных Законодательством.

Необходимо отметить, что практика учета суммарной погрешности приборов по измерению паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе имеет место в иных странах  – в частности, в Российской Федерации.

Однако, ни органом, ведущим административный процесс, ни судами, рассматривающими жалобы, данные доводы позиции защиты не были проанализированы, учтены и в вынесенных по делу процессуальных документах никак не отражены.

И это еще далеко не исчерпывающий перечень вопросов, которые не нашли своей правовой оценки при рассмотрении соответствующих жалоб. На отдельных вопросах мы остановимся более подробно в следующих статьях.

 

Читайте также по данной теме:

Прохождение освидетельствования на предмет нахождения в состоянии алкогольного опьянения или как не попасть в неприятную ситуацию

Административная ответственность за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения: от практики к теории (Часть 1)

Освидетельствование на алкоголь: что мог бы сделать понятой и почему он это не делает

Протокол измерения при освидетельствовании на алкоголь – что это?

Цена победы по статье «пьянка за рулем» – год жизни и 220 страниц жалоб и ходатайств

Протокол освидетельствования против справки: есть ли шансы?

Буксировку кузова без двигателя ГАИ квалифицировала как “передачу права управления”

Освидетельствование по-дзержински: без протокола, понятых и лицензии у больницы

Правоприменение по-белыничски. Часть 2. Мифический ПИКоАП

Толкал автомобиль – привлекли к ответственности за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения

Без вины виноватый или управление транспортным средством по требованию инспектора ГАИ

Об ответственности за неправомерную передачу транспортного средства другому лицу