Ответственность перевозчика при предоставлении таможенному органу документов, содержащих недостоверные сведения о товаре

Ответственность перевозчика при предоставлении таможенному органу документов, содержащих недостоверные сведения о товаре

 

Латышев П.С., юрист, магистрант

 

В последнее время все чаще и чаще стали подниматься вопросы, связанные с привлечением перевозчиков к административной ответственности за правонарушения, связанные с незаконным перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза.

В данной статье мы рассмотрим некоторые аспекты административного правонарушения, предусмотренного ч.5 ст.14.1 КоАП, связанного с ответственностью перевозчика за предоставление таможенному органу документов, содержащих недостоверные сведения о перемещаемом через границу товаре.

Что такое незаконное перемещение товаров через таможенную границу? В соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 4 Таможенного кодекса Таможенного союза незаконное перемещение товаров через таможенную границу — перемещение товаров через таможенную границу вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, равно как и покушение на такое перемещение.

В статьях, посвященных данной проблеме, многие юристы считают, что перевозчики в любом случае будут нести ответственность за предоставление недостоверных сведений о товаре. У нас же на этот счет имеется свое мнение. И рассмотрим мы его на примере конкретного дела об административном правонарушении в отношении индивидуального предпринимателя (перевозчика)  — (далее перевозчик) Ж.

Обстоятельства дела.

Между Частным предприятием «Х» (Далее – заказчик) и Индивидуальным предпринимателем «Ж (Далее – перевозчик) заключен договор №______ на перевозку грузов в международном сообщении от 20 февраля 2013г. (Далее – договор). В рамках данного договора перевозчик уже неоднократно осуществлял услуги по перевозке грузов.

22 апреля 2013г. Заказчик направил заявку на перевозку груза б/н от 22 апреля 2013г. (Далее – заявка). Согласно п.2.3 Договора конкретные условия по каждой перевозке оговариваются в разовом заказе, который Заказчик высылает Перевозчику после согласования и подтверждения деталей. В Заявке относительно описания груза указаны следующие сведения: наименование груза – мебель, вес 5.0-6.1 тонн, объем 40-45 м3, род упаковки — картонные коробки. Никаких дополнительных документов относительно спецификации груза не прилагалось. Заказчик это объяснил тем, что в его интересах максимально укомплектовать транспортное средство, поэтому они согласовывают количество и перечень продукции с Грузоотправителем вплоть до дня загрузки.

25 апреля 2013г. Перевозчик своевременно предоставил транспортное средство на погрузку. Впоследствии Грузоотправитель осуществил загрузку транспортного средства и произвел процедуру затаможки без перемещения транспортного средства со склада (Грузоотправитель, являясь крупной организацией, имел в расположении таможенный орган, который и осуществил процедуру затаможки). По окончании данной процедуры Перевозчику были предоставлены транспортные и коммерческие документы на груз (CMR ___, фактура ____, упаковочный лист ____, , спецификацию ____).

Перевозчик не имел возможности сверить соответствие загруженного товара с информацией, предоставленной в документах, т.к. на транспортное средство было размещено средство идентификации в виде пломбы. Во время погрузки никаких документов со стороны Грузоотправителя Перевозчику не предоставлялось. Перевозчик принял транспортные и коммерческие документы на груз и изложенную в последних информацию как за достоверную и соответственно загруженный товар, как товар соответствующий описанию в указанных документах.

27.04.2013 г. Перевозчик прибыл в пограничный пункт таможенного оформления «У» (далее – ТП «У»). В тот же день передал транспортные и коммерческие документы на груз, полученные раннее от Грузоотправителя таможенным органам с целью получения разрешения на таможенный транзит, где и было выявлено сотрудником таможни расхождение веса брутто товара, указанного в транспортных и коммерческих документах на груз и весом товара полученным расчетным методом.

27.04.2013г. ТП «У» было выдано уведомление о проведении процедуры таможенного контроля в форме таможенного досмотра в отношении транспортного средства Перевозчика. Об этом было извещено Заказчику по телефону в тот же день и впоследствии 28.04.2013г. было направлено уведомлении Заказчику о сложившейся ситуации в письменной форме, с цель прояснения данной ситуации с Грузоотправителем.

29.04.2013г. Грузоотправитель прислал письмо, котором изложил свою позицию относительно данной ситуации. Он признавал факт ошибочной загрузки лишнего товара.

Далее были проведены все необходимые таможенные процедуры и составлен протокол об административном правонарушении по ч.5 ст.14.1. КоАП Республики Беларусь.

Необходимо отметить, что в соответствии со ст. 2.7 (ч 2) ПИКоАП Республики Беларусь

…. Обязанность доказывать виновность лица, в отношении которого ведется административный процесс, возлагается на должностное лицо органа, ведущего административный процесс. Лицо, в отношении которого ведется административный процесс, не обязано доказывать свою невиновность.

Таким образом, на органе, ведущем административный процесс (на должностном лице, составившем протокол об административном правонарушении) лежала процессуальная обязанность доказать в суде, что:

27 апреля 2013 г.  перевозчик Ж осознанно и целенаправленно представил таможенному органу для получения разрешения на таможенный транзит, временное хранение или на убытие товаров с таможенной территории документы, содержащие недостоверные сведения о наименовании товаров, их количестве, стоимости, весе брутто товаров.

Имелся ли в деянии состав административного правонарушения, предусмотренного ч.5 ст.14.1 КоАП Республики Беларусь — это основной вопрос предмета доказывания по данному делу об административном правонарушении.

Орган, ведущий административный процесс, обязан доказать, что:

1. Перевозчик Ж является надлежащим субъектом по вменяемому ему правонарушению.

2. В его действиях присутствует объективная сторона вменяемого в вину правонарушения.

3. В его действиях присутствует субъективная сторона вменяемого в вину правонарушения.

Исходя из законов формальной логики и определения «грузоперевозчик», последний является посредником между грузоотправителем и грузополучателем. По настоящему делу Ж выступал в качестве посредника между Заказчиком ЧП «Х» и Грузоотправителем Z с одной стороны, и Грузополучателем N с другой.

Как следует из изложенного выше, 25 апреля 2013г. перевозчик Ж предоставил транспортное средство на погрузку. После осуществления Грузоотправителем загрузки транспортного средства и проведении процедуры затаможки специальным таможенным органом , ему были предоставлены документы на груз (CMR ___, фактура _____, упаковочный лист _____, спецификацию ______). При проведении загрузки товара и осуществления процедуры затаможки перевозчик Ж не присутствовал.

Соответственно, все сопроводительные документы на груз были заполнены непосредственно Грузоотправителем и проверены специальным таможенным органом, осуществившим процедуру затаможки груза.

Проверка правильности и полноты этих документов не является обязанностью перевозчика.

Факт наличия вины Грузоотправителя по настоящему делу подтверждается соответствующим письмом от 29.04 2013 г.

Поэтому непосредственным субъектом правонарушения по ч.5 ст.14.1 КоАП Республики Беларусь необходимо считать Грузоотправителя Z, который допустил ошибки в заполнении документов, а также специальный таможенный орган, который при осуществлении процедуры затаможки груза не выявил вышеуказанных ошибок.

Объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч.5 ст.14.1 КоАП Республики Беларусь по рассматриваемому делу, составляют действия, направленные на представление таможенному органу для получения разрешения на таможенный транзит, временное хранение или на убытие товаров с таможенной территории документов, содержащих недостоверные сведения о наименовании товаров, их количестве, стоимости, весе брутто товаров.

Словарь русского языка дает следующее определение понятию «достоверный». Это не вызывающий сомнения, подлинный, реальный.

Также, согласно словарю русского языка, понятие «недостоверный» означает вызывающий сомнение в своей достоверности.

Необходимо отметить, что с указанными выше Заказчиком и Грузоотправителем перевозчик Ж сотрудничает уже на протяжении достаточно долгого времени.

25 апреля 2013 г. все сопроводительные документы на груз были заполнены непосредственно Грузоотправителем и проверены специальным таможенным органом, осуществившим процедуру затаможки груза.

Исходя из вышеуказанных фактов, перевозчик Ж был полностью уверен в достоверности указанных в документах сведений, и они не вызывали у него сомнений.

Смысл диспозиции ч.5 ст.14.1 КоАП Республики Беларусь указывает на то, что в момент передачи документов таможенному органу, перевозчик заранее должен был знать о недостоверности предоставляемых им документов.

Однако, как было уже изложено выше, исходя из долгосрочных отношений с Грузоотправителем и проверки документов специальным таможенным органом, который проводил затаможку груза, перевозчик был полностью уверен в достоверности предоставленных ему сведений и, исходя из этого, предоставил все данные документы таможенному органу Республики Беларусь.

Исходя из вышеизложенного мы считаем, что в действиях перевозчика Ж отсутствует объективная сторона вменяемого ему правонарушения, предусмотренного ч.5 ст. 14.1 КоАП Республики Беларусь.

Далее. Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст.14.1 КоАП, предусматривает совершение противоправного деяния с прямым умыслом.

Согласно ч.2 ст.3.2 КоАП административное правонарушение признается совершенным с прямым умыслом, если физическое лицо, его совершившее, сознавало противоправность своего деяния, предвидело его вредные последствия и желало их наступления.

 

Согласно ст.3.4 КоАП форма вины при совершении административного правонарушения, не связанного с наступлением вредных последствий, устанавливается по отношению физического лица к противоправному деянию.

Ответ на вопрос «Имеется ли в действия перевозчика Ж административно-правовая вина» будет состоять из выводов о том:

1. Осознавал ли перевозчик Ж противоправность своего деяния и предвидел ли наступление общественно-опасных последствий (наличие интеллектуального момента вины)?

2. Желал ли перевозчик Ж совершить вменяемое ему в вину действие (наличие волевого момента вины)?

Чтобы сделать вывод о том, имеется ли в действиях перевозчика Ж интеллектуальный момент вины, необходимо ответить на вопрос, осознавал ли он тот факт, что представлял таможенному органу документы, содержащие недостоверные сведения о наименовании товаров, их количестве, стоимости, весе брутто товаров.

Как следует из представленных им документов, 25 апреля 2013г. он своевременно предоставил транспортное средство на погрузку. Впоследствии Грузоотправитель осуществил загрузку транспортного средства и произвел процедуру затаможки без перемещения транспортного средства со склада (Грузоотправитель, являясь крупной организацией, имел в расположении таможенный орган, который и осуществил процедуру затаможки). По окончании данной процедуры мне были предоставлены транспортные и коммерческие документы на груз (CMR ___, фактура ____, упаковочный лист _____, спецификацию _______).

Перевозчик Ж не имел фактической возможности сверить соответствие загруженного товара с информацией, предоставленной в документах, т.к. на транспортное средство было размещено средство идентификации в виде пломбы. Во время погрузки никаких документов со стороны Грузоотправителя ему не предоставлялось. После погрузки он принял транспортные и коммерческие документы на груз и изложенную в последних информацию как за достоверную и соответственно загруженный товар, как товар соответствующий описанию в указанных документах.

Поэтому, можно сделать вывод о том, что перевозчик Ж в момент передачи вышеуказанных документов таможенному органу не мог осознавать противоправности своих действий и предвидеть общественно-опасные последствия, так как до этого фактически не мог проверить соответствие указанных в документах сведений фактически загруженному товару из-за наличия средства идентификации в виде пломбы.

Необходимо отметит, что воля – это способность человека, проявляющаяся в самодетерминации (человек способен ощущать и реализовывать в своем поведении свободу выбора, несмотря на объективные ограничивающие факторы среды или влияние неосознаваемых внутриличностных процессов) и саморегуляции им своей деятельности, а волевой момент – это сознательное направление умственных и физических усилий на принятие решения, достижение поставленных целей, выбор и осуществление определенного варианта поведения.

Поэтому в момент якобы совершения вменяемого перевозчику Ж в вину административного правонарушения он целенаправленно должен был желать предоставить таможенному органу Республики Беларусь документы, содержащие недостоверные сведения о грузе.

Однако, ни подобных желаний, ни намерений у него не было, исходя из того, что он был полностью уверен в достоверности предоставленных ему Грузоотправителем сведений, и поэтому во вменяемых мне в вину действиях отсутствует волевая составляющая вины.

Все вышесказанное свидетельствует об отсутствии вины  в том деянии, в котором перевозчик Ж был обвинен по вышеизложенному делу.

Кроме того, нет мотива и целей совершения вменяемого в вину административного правонарушения, что свидетельствует об отсутствии всей субъективной стороны правонарушения, предусмотренного ч.5 ст. 14.1 КоАП Республики Беларусь

Таким образом, никаких оснований для привлечения перевозчика Ж к административной ответственности, по ч. 5 ст.14.1 КоАП не было и нет.

Поэтому в просительной части юридического обоснования позиции по делу мы просили Высокий суд:

«Административный процесс по обвинению перевозчика Ж — индивидуального предпринимателя, в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст.14.1 КоАП Республики Беларусь прекратить по п.2 ч 1 ст. 9.6 ПИКоАП за отсутствием состава административного правонарушения»

В конце мая и начале июня 2013 г. в хозяйственном суде одной из областей Республики Беларусь состоялись судебные заседания по рассмотрению вышеизложенного дела.

В судебном заседании присутствовал представитель таможенного органа, который составил протокол об административном правонарушении в отношении перевозчика Ж. Выступал он в качестве свидетеля, а не в качестве должностного лица органа, ведущего административный процесс, обязанного доказать вину лица, привлекаемого к административной ответственности. Однако даже в качестве свидетеля он не смог внятно объяснить, в чем есть вина перевозчика Ж во вменяемом ему правонарушении.

По итогам разбирательства суд все-таки пришел к выводу о том, что перевозчик Ж виновен, однако он был освобожден от административной ответственности в виду малозначительности административного правонарушения. Данный тактический ход судьи весьма интересен, так как вроде бы лицо и признано виновным (хорошо таможенному инспектору, составившему протокол – поставит галочку о выявленном правонарушении), а с другой стороны хорошо и лицу – освобождено от административной ответственности в виду малозначительности и на него не налагают санкций в виде штрафа и конфискации груза.

Однако вопрос о правильности привлечения перевозчика к ответственности по данному виду правонарушения остается открытым и требует соответствующих разъяснений со стороны компетентных органом. Наша же позиция по данному вопросу была изложена выше.